RSS В контакте Одноклассники Twitter YouTube

Курсы валют

1 USD57,57061 EUR67,933310 CNY86,8531100 JPY51,1035
Ясно -2°C
10:09 пятница
20 октября 2017
На ваши вопросы отвечают:
На вопросы отвечает руководитель Забайкальского центра инжиниринга Игорь Канунников Задать вопрос Игорь Канунников Вопросов: 6, Ответов: 6
На вопросы отвечает начальник отдела налоговой службы Елена Астраханцева Задать вопрос Елена Астраханцева Вопросов: 10, Ответов: 10

«СКЛИФОСОВСКИЙ» ЧИТИНСКОГО МАСШТАБА

Версия для печати
 

Недавно мне довелось узнать работу одного из лечебных учреждений Читы, как говорится, из первых рук. А привела меня сюда отнюдь не журналистская тропа, а острая необходимость. Случилось несчастье с матерью: она оступилась и получила травму головы. Надо сказать, что «скорая помощь» действительно приехала по вызову быстро. По дороге в больницу медики оказали пожилой женщине экстренную помощь. Сопровождая мать, я оказалась свидетелем их профессиональной работы. Врач Алексей Гранин и фельдшер Виктория Мартынова не только действовали оперативно и слаженно но и по-человечески сочувствовали старушке, истекающей кровью.

Забегая вперед, хочу сказать, что, пока матери оказывали помощь в больнице, куда ее доставила «скорая», эта бригада в течение двух часов привезла сюда девушку с острым аппендицитом. Алексей, увидев меня в приемном покое, поинтересовался состоянием моей матери и пожелал ей скорейшего выздоровления. Мне подумалось тогда, что этот врач действительно работает в медицине по призванию, если в круговерти дежурств, оказывая экстренную помощь больным и пострадавшим, сочувствует им и отдает частицу своей души этим людям. 

В течение 10 дней, которые я и мои родные провели у постели матери, мне довелось стать участником больничных будней, напоминающих, скорее какой-нибудь прифронтовой госпиталь. Такова специфика отделения травматологии любой больницы, начиная от знаменитого московского «Склифа» и заканчивая периферийным лечебным учреждением.

В палате, где лежала мать, которая находилась под постоянным контролем медиков, находились такие же пострадавшие от несчастных случаев, как и она. В основном – старушки, которых угораздило на склоне лет повредить руки-ноги-головы. Они охотно делились со мной своими печальными историями и в награду получали искреннее сочувствие и пожелания скорее поправиться.

Одну из старушек прозвали в палате матерью Терезой, потому что она охотно откликалась на просьбы соседок принести стакан воды, подать полотенце, позвать доктора или медсестру. 

Они были прикованы к постели тяжелыми травмами ног и значились в палате неходячими. А эта бабуля, обладавшая здоровым чувством юмора и добрым нравом, имела травму головы, но быстро поправлялась и готовилась к выписке после трех недель пребывания в больнице.

Пока мать находилась на излечении, я также познакомилась с людьми, которые, подобно мне ухаживали за своими родными. Они также делились со мной своими безрадостными историями, надеясь на их благополучный исход. Безусловно, каждая из них – не только история болезни, но прежде всего, жизни. Могу смело заметить, что ни одно журналистское интервью, схваченное на бегу за пару часов, или того меньше, не раскроет исследуемой темы настолько, насколько она даст полную картину лишь в процессе длительного ее изучения. А уж в этой больнице мне удалось почерпнуть столько сюжетов, которые могли бы послужить основой, как минимум, для серии очерков.  Поэтому я вкратце опишу лишь некоторые истории, почерпнутые в этом «Склифосовском» читинского масштаба.

История любви

Сразу хочу отметить, что эта история далека от ее гламурных сканов, которыми кишат телеканалы и дешевые мелодрамы в кричащих обложках. Это именно история Любви. Незадолго до поступления в «травму» моей мамы, сюда в критическом состоянии привезли молодого парня, пострадавшего в ДТП. Его юная жена постоянно находилась возле него. В первые часы пребывания Алексея на больничной койке врачи не скрывали его почти безнадежного состояния: «Если он дотянет до утра, будем лечить. В любую минуту парень может умереть. Начался отек мозга…». 

Наташа молилась и плакала, плакала и молилась. И свершилось чудо! Ее любимый муж выжил!  И медики сдержали свое слово, начав интенсивно лечить больного. На следующий день Алексей уже пришел в сознание и, увидев рядом любимую, через силу улыбнулся, прошептав: «Ничего, малыш, прорвемся!».

Рассказывая об этом, Наташа не скрывала слез. И с гордостью, как о настоящем герое, рассказывала о своем Алексее. По ее словам, он попал в ДТП в поселке ГРЭС, когда поздно вечером ехал на мотоцикле. Внезапно путь ему преградил грузовик. В последние секунды парень сумел сгруппироваться, как истинный спортсмен, и это спасло ему жизнь. Но все равно Алексей сильно ударился головой о борт грузовика – даже шлем не спас от тяжелой травмы. Уже в больнице выяснилось, что у молодого человека закрытая черепно-мозговая травма, сильное сотрясение и отек мозга. Выжил он, как и говорилось чудом. Может быть, в этом помогли молитвы его любимой жены. А я бы сказала, что Наташа спасла своего Алексея любовью, большой и искренней, которую, как живую воду, вливала в его сердце.

Когда я отлучалась на время, девушка также приглядывала и за моей мамой. Благо, что ее муж быстро шел на поправку. Вот такое доброе и теплое у нее сердце, которое отзывается на любую боль.

Они медленно прохаживались по больничному коридору, когда Алексею разрешили вставать. Парень осторожно опирался на плечо Наташи, скорее, обнимая ее. А на ее лице сияла счастливая улыбка. 

Перед выпиской Алексея из больницы мне удалось немного поговорить с ним и пожелать ему окончательного выздоровления. Конечно же, я не удержалась от комплимента в адрес Наташи: «Вы – счастливый человек, потому что рядом с вами настоящая женщина – любящая, верная – на всю жизнь! А ее любовь буквально поставила вас на ноги. Значит, надо жить дальше…».

Алексей благодарно посмотрел на меня: «Да. Наташа – моя спасительница!».

Инвалидность в 20 лет

К сожалению, не все истории в этой читинской больнице заканчиваются благополучно. Так, почти одновременно с Алексеем в отделение поступила девушка, которая также пострадала в ДТП. Возвращаясь вечером домой, она имела неосторожность пойти по «зебре», хотя действовала, как пешеход, правильно. И…попала под колеса маршрутного такси, которым управлял пьяный водитель.

Девушка поступила в больницу в крайне тяжелом состоянии. Врачи почти не надеялись на благополучный исход. Однако Светлана выжила, но итогом несчастного случая, произошедшего с ней, стали многочисленные переломы. Самое страшное – перелом позвоночника. 

Ухаживавшая за девушкой ее бабушка, плакала, рассказывая об этом несчастье: «Как ей теперь жить, бедняжке? В 20 лет стала инвалидом. А ведь ей бы жить да радоваться. Любить. Детей рожать. Но будем надеяться, что Господь поможет моей кровинушке. Дай Бог, она встанет с инвалидного кресла и будет здоровой…».

Мне оставалось лишь посочувствовать горю этой незнакомой пожилой женщине и пожелать ей терпения и надежды на лучшее. И, конечно же, полного выздоровления ее внучке. 

Боевая старушка из интерната для престарелых

В течение всех этих 10 дней, когда я дежурила у постели больной матери, мне невольно приходилось наблюдать за жизнью в палате. Особенно запомнилась одна сухонькая бабушка, лежавшая здесь с переломом ступни. Она обмолвилась однажды, что была на фронте во время Великой Отечественной войны, воевала вместе со всеми, а потому не боится ни боли, ни смерти. Каждый день к старушке приходил сын, солидный мужчина, который кормил ее и заставлял делать гимнастику для здоровой ноги. Это, по его словам, хотя бы как-то позволяло поддерживать тело в тонусе, а также отвлекать внимание его матери от печальных мыслей.

Сын постоянно подбадривал старушку шутками и рисовал перед ней обнадеживающие перспективы. Выяснилось, что старушку привезли в больницу из пригородного дома-интерната для престарелых, где она имела неосторожность сломать ступню. По словам сына, которые он неизменно адресовал матери, она скоро вновь вернется в интернат, где за ней будут ухаживать медсестры и обслуживающий персонал. Он обещал матери часто навещать ее и приносить разные вкусняшки.

На изможденном лице старушки, испещренном сеточкой морщин, словно бы отдельно от него, жили ее большие светлые глаза, в которых светилась любовь к этому большому и немолодому уже мужчине – ее сыну.  Она внимала каждому его слову и нежная улыбка не сходила с ее лица…

Когда мы с моими родственниками забирали мать домой, где она получила необходимое лечение и заметно пошла на поправку, по больничному коридору везли на каталке очередного пострадавшего. Знакомая картина, которая повторяется здесь изо дня в день. Как в старой песне о красном командире: «Голова обвязана, кровь на рукаве…». Скорее, из сочувствия, чем из любопытства, я посмотрела на лицо бедняги. Из бинтов, которыми была плотно замотана его голова, на меня смотрели страдающие человеческие глаза, на дне которых, как слабое пламя свечи, теплилась надежда.

А мне невольно передалось настроение этого незнакомого человека, пострадавшего в какой-то катастрофе, и я поверила, что он обязательно выживет. Как Алексей, как Светлана как многие другие пациенты этой читинской больницы, где их лечили и лечат не только лекарствами, но, главное, милосердием.

Автор: Надежда Гуменюк
Опубликовано: 18 августа 2017
Система Orphus

Добавить комментарий



^