RSS В контакте Одноклассники Twitter YouTube

Курсы валют

1 USD59,63251 EUR70,360410 CNY89,8702100 JPY52,9643
Облачно -13°C
4:13 воскресенье
19 ноября 2017
На ваши вопросы отвечают:
На вопросы отвечает руководитель Забайкальского центра инжиниринга Игорь Канунников Задать вопрос Игорь Канунников Вопросов: 6, Ответов: 6
На вопросы отвечает начальник отдела налоговой службы Елена Астраханцева Задать вопрос Елена Астраханцева Вопросов: 10, Ответов: 10

СВОБОДА – ЭТО РАЙ?

Версия для печати
 

По вечерам они шумными и агрессивными стаями собираются на центральных улицах Читы. В руках – сигарета и банка с джин-тоником. Перебрасываясь словечками ненормативной лексики, выясняют отношения. Но это – ещё не самый худший вариант время провождения читинских подростков…

Впрочем, подобным образом от вынужденного безделья мается большинство представителей подрастающего поколения края. Повторюсь, но, в лучшем случае, парни и девчонки просто тусуются. Демонстративно, на виду у прохожих, словно, бросая вызов: «Да, мы такие, дерзкие и нам все нипочём». Или собираясь по блат-хатам…

И, если первый вариант для тинейджеров – своеобразная прививка, которую просто необходимо перенести для самоутверждения и испытания на прочность в дальнейшей жизни, то второй таит в себе опасность, которая и приводит к неминуемому и необратимому. Проще говоря, к совершению преступлений.

Край опальный, криминальный

Все мы – родом из детства. Но с возрастом и в силу должностных полномочий многие как-то забывают об этом непреложном факте. И, очевидно лицемеря, начинают отвергать и опровергать многие негативные явления, заняв позицию страуса. И за примерами далеко ходить не надо.

Когда в прошлом году общественность обсуждала тему криминальной субкультуры в нашем крае, уполномоченный представитель Управления внутренних дел края отчаянно отвергал его наличие. Разумеется, так удобней. И для самоуспокоения, да и перед начальством отчитаться…

Конечно, не хотелось бы в который раз муссировать очевидное. Но, прежде, чем приступить к дальнейшему разговору, никак не обойтись без ниже следующей ремарки.

Итак. Наш Забайкальский край по злой иронии судьбы носит аббревиатуру ЗэКа (то бишь ЗэКа – это заключённый). И в довесок история ко многому обязывает. Начиная со времён протопопа Аввакума, сюда, в глухие места за Байкалом, под звон кандалов сгоняли государственных преступников. Таким образом, и формировался менталитет на местном уровне. И такая на протяжении веков сложилась в регионе уголовная культура и своеобразная романтика с вытекающими отсюда показателями преступности.

Когда в 2000-м году прокурором, на тот период, Читинской области был назначен Виктор Яковлевич Гринь (ныне - заместитель Генерального прокурора Российской Федерации), мягко говоря, он был шокирован количеством тяжких и особо тяжких преступлений, совершаемых на вверенной ему территории. Выходило таким образом, что в месяц их выходило столько, сколько в какой-нибудь Калужской или Самарской области не набиралось и за целый год!...

Причём подобное явление не утихало даже в застойные советские годы. И пример из моей биографии тому очевидный показатель.

В конце 70-х годов прошлого столетия в нашей КаэСКовской, 52-ой, школе был сформирован класс из самых отпетых неподдающихся учеников. С тем, чтобы в нём наблюдалась хоть какая-то успеваемость, а так же - для положительного примера, этот класс по желанию доукомплектовали девочками из числа отчаянных хорошисток и отличниц. Генетически склонная к различного рода авантюрам, туда высказала желание попасть и я. И для меня, девочки из образцовой благополучной семьи, приученной являться домой по часам, и приносить дневник с хорошими отметками, началась совершенно иная жизнь.

Сведя краткое знакомство с девочкой Аней, приходила к ней домой, где можно было делать всё, что душе угодно. С риском для жизни, для поднятия адреналина, мы размещались на подоконнике пятого этажа и, болтая в воздухе ногами, курили болгарские сигареты (правда, не в затяжку, а просто пуская дым – но, тем не менее, испытывая при этом непередаваемый  кайф от своей «взрослости»). А однажды попробовали портвейн, который не допил Анькин папашка. За ним последовало пиво. Как-то раз мы просто набрались им до таких жутких чёртиков по той простой причине, что младший брат Анюты добавил в считающийся в то время неалкогольным напиток сорока трёхградусной «Стрелецкой». Приходила в себя у своей одноклассницы из «отличниц», которая вскоре также присоединилась ко мне, а вслед за ней последовали и другие наши «преуспевающие». И нам стало ещё интересней.

Прибавив себе взрослости посредством «совковой» косметики, мы стали проникать на танцы в клуб «Текстильщик». Нынешние бои без правил просто отдыхают перед тем, что творилось там возле женского туалета! За парней мы бились, не жалея, что говорится, ни кудрей, ни накрашенных физиономий.

 

И мужская половина с азартом болела за участниц тех поединков. Как впоследствии вспоминал мой муж, парни даже заключали пари на ту, которая выйдет победительницей...

В школе наши одноклассники то и дело обсуждали родственников и знакомых, оказавшихся в местах не столь отдалённых. «Дачек» на зону, конечно, никто под жестким нажимом и усердием тогда не собирал. Тем не менее, атмосфера в классе была соответствующая моменту и, казалось, что мы живём одним организмом, цинично бросающим вызов сытому и благополучному обществу.

Поскольку, такая интригующая жизнь со своей романтикой захватила целиком и полностью, то уроки стали пропускаться. А однажды, когда, пропустив с утра пару уроков, пробиралась по коридору от раздевалки, меня выцепил директор и увлёк за собой в кабинет. Когда я, пунцовая от стыда, провалилась в недра чёрного кожаного кресла, поправив на переносице очки, Степан Перфильевич без всякого вступления произнёс: «Ты о родителях подумала?...» В замешательстве, тупо уставившись перед собой, испытала такой стыд и собственную ничтожность, что хотелось разбежаться и расшибиться головой о стену. Потому как та железная дисциплина, в которой меня воспитывал отец, и была же для моей пользы.

Очевидно, видя моё состояние, ничего больше не добавив, директор сказал просто и кратко: «Иди на уроки».

И я пошла. Причём, не просто на уроки. А браться за ум.

Многие годы спустя, историю эту я потом рассказывала дочери нашего директора, которая возглавляла Отдел по делам несовершеннолетних на КСК. Ведь, не прояви её отец тогда педагогическую тактику и отчитай меня на линейке перед всей школой, неизвестно, в какие тяжкие я бы пустилась всем назло. Но хватило одного единственного вопроса, чтобы повернуть жизнь вспять и направить её в нужное русло.

Отбросы жизни

А совсем недавно пришлось сделать одно удивительное открытие. Как выяснилось, разговор по душам является одним из методов работы с…заключёнными. В, частности, с теми несовершеннолетними, которые временно находятся под стражей в стенах читинского СИЗО-1.

С мальчишками и девчонками работают не только воспитатели, но и психологи. С тем, чтобы установить причину девиантного поведения своих подопечных, сотрудникам психологической службы приходится применять различные методики. И в данном случае, конечно же, не обойтись без беседы «с глазу на глаз». Такой «тет а тет» многого стоит. Именно при первой встрече выясняются не только причины, но и многие подробности. И, в данном случае, нередко выходит по выражению классика, что «каждая семья несчастна по-своему».

Предлагаю провести своеобразный анализ и, что говорится, разобрать ситуацию «по косточкам». В данном случае, руководствуюсь субъективным мнением и высказываю результаты собственных наблюдений. И укрепилось данное мнение во время пребывания в ИК-1, когда в День колонии матёрые рецидивисты с тоской взирали на тех своих «сокамерников», к которым приехали на свидание близкие. А наблюдавшие за этим, тем временем, ощущали свою ненужность.

Эту саму ненужность многие из потенциальных правонарушителей начинают ощущать ещё в утробе матери. И такими они и приходят в этот мир, никому не нужными и предоставленными сами себе. Причём, подобное происходит не только в маргинальных семьях с убогим бездуховным укладом. Нередко особого душевного отношения к себе не чувствуют и дети, растущие (именно растущие, подобно диким сорнякам, а не воспитывающиеся) и в относительно благополучных семьях. Потому как достаток в семье ещё не является показателем взаимопонимания между представителями разного поколения.

Для многих родителей главным является то, чтобы ребёнок был сыт, обут и одет. В довесок к этому, словно откупаясь, чаду приобретают дополнительные аксессуары-прибамбасы в виде навороченных гаджетов и прочей техники. И, если, в первом случае, подросток идёт на преступление с тем, чтобы, обокрав или ограбив кого-то, раздобыть себе средств на пропитание и одежду, то во втором – дети совершают преступления из элементарного чувства испытать остроту ощущений.

При этом, не стоит забывать, что до определённого периода представителям рода человеческого свойственно чувство стадности. А стая, как известно, не может существовать без лидера-вожака. Вот таким образом, не получив достойной моральной поддержки в семье, тинейджеры и собираются в компании-стаи. И лидеры в них начинают диктовать свои условия по принципу «пойди и принеси».

И идут, и несут. А итогом таких «походов» служит следующая статистика. Вдумайтесь только в эти цифры! Они просто не могут не впечатлять.

В течение 1 полугодия 2017 года по учетам ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Забайкальскому краю прошло 76 несовершеннолетних.

При этом, криминогенный состав несовершеннолетних подозреваемых и обвиняемых, из 40 содержащихся в следственном изоляторе на сегодняшний день, характеризуется следующим образом: 22 несовершеннолетних совершили преступления против собственности (55 % от числа содержащихся), 9 несовершеннолетних совершили преступления против жизни и здоровья (22,5 %), 8 несовершеннолетних совершили преступления против половой свободы и половой неприкосновенности личности (20 %); 1 несовершеннолетний совершил преступление против здоровья населения и общественной нравственности  ст. 228 УК РФ (2,5 %).

Не может так же не впечатлять и ниже следующая информация служебного характера: «Несовершеннолетние, поступившие в следственный изолятор, в большей части находились в социально опасном положении. Так, в неблагополучных семьях воспитывались 6 несовершеннолетних (родители злоупотребляли алкоголем, не имели постоянного источника доходов и не исполняли обязанности по воспитанию и содержанию детей). Мать 1 подростка ранее судима за совершение преступлений против жизни и здоровья, и отбывает наказание в виде лишения свободы в настоящее время

Занимались бродяжничеством, уходили из дома к друзьям 4 подростка Неблагоприятная социальная среда, в которой воспитывались несовершеннолетние, послужила причиной тому, что подростки не имеют санитарно-бытовых навыков, не понимают необходимость соблюдения чистоты в камере, несвоевременно моют посуду и стирают одежду, небрежно относятся к имуществу, выданному во временное пользование».

Эта информация была озвучена во время проведения Круглого стола в СИЗО-1, материал о котором неравнодушный читатель найдет в нашем следующем номере.

Автор: Ирина Бусарова
Опубликовано: 6 октября 2017
Система Orphus

Добавить комментарий



^