RSS В контакте Одноклассники Twitter YouTube

Курсы валют

1 USD59,63251 EUR70,360410 CNY89,8702100 JPY52,9643
Облачно -13°C
4:12 воскресенье
19 ноября 2017
На ваши вопросы отвечают:
На вопросы отвечает руководитель Забайкальского центра инжиниринга Игорь Канунников Задать вопрос Игорь Канунников Вопросов: 6, Ответов: 6
На вопросы отвечает начальник отдела налоговой службы Елена Астраханцева Задать вопрос Елена Астраханцева Вопросов: 10, Ответов: 10

«ТАМ, ГДЕ МАРАЛЫ НА ЗАРЕ ТРУБЯТ…»

Версия для печати

Побывать на Алтае – в сибирской житнице – было моей давнишней мечтой. А в сентябре этого года она, наконец, сбылась. Пока я добиралась на поезде в течение трех суток до Бийска, попутчики не раз менялись в моем купе. Особенно запомнилась Анна, ехавшая вместе со мной до Красноярска, откуда она вылетала прямым рейсом до Туниса. По словам девушки, живущей в Чите, она очень любит путешествовать. До этой поездки уже побывала в 15 разных странах, в т. ч. в Хорватии, Турции, Египте, ОАЭ и т. д. Я посоветовала своей попутчице написать книжку о тех странах, которые она посетила, изложив свои впечатления и замечания об особенностях каждой из них. Было бы несправедливо оставлять их только в своей памяти, заметила я на этот счет, и поделиться рассказами об этих ярких путешествиях с земляками. Анна заверила, что подумает над моим предложением. В Красноярске мы тепло распрощались, а место Анны занял рыжий богатырь, севший в вагон с сынишкой в Анжеро-Судженске.

За лучшей долей – в Москву

Андрей, как представился мой сосед по купе, возвращался из отпуска в Подмосковье, где плотно и надолго засел еще с начала 2000. По словам мужчины, народ давно повалил с Кузбасса, где резко сократилось число шахт. Оставшись без работы, шахтеры спиваются и, как следствие, умирают, пополняя местные погосты. Но те из них, кто не свернул на эту нетвердую тропу, покинул родные места, как и Андрей, поселившись в Подмосковье, либо в крупных сибирских городах.

Попутчик не без гордости поведал мне свою историю. Покинув без сожаления родной Анжеро-Судженск, он, потомственный шахтер, сначала помыкался по разным городам, прежде чем поселился в Подмосковье. Снимал жилье, работал в столице. Устроился токарем на заводе, за несколько лет сделав карьеру бригадира. Женился, жена – учительница, в Подмосковье родились их дети – дочь и сын. В течение 10 лет молодые супруги выплачивали кредит по ипотеке, став обладателями двушки. Андрей не скрывал, что доволен жизнью: «А что? Крепко стою на ногах. Полтинник – каждый месяц. У жены зарплата немного меньше, но на жизнь нам хватает. Есть кое-какая халтурка – я же мужик, глава семьи, должен о ней заботиться…».

Мне подумалось тогда, что, пока в России есть такие «мужики», которые и детей воспитывают по своему образу и подобию, почитают родителей и следуют заветам предков, не иссякнут ее родовые истоки, не иссохнут корни, которыми она прочно держится за свою святую землю.

 

На алтайских солнечных просторах

В Бийск наш поезд прибыл утром, и уже через несколько минут я ехала на такси в Белокуриху, в одном из санаториев которого я собиралась провести свой отпуск. Водитель Иван охотно рассказывал мне о здешних местах, где поселился несколько лет назад. По словам мужчины, его семья переехала на Алтай из Казахстана по причине притеснения местными жителями русского населения. Иван сделал предварительную разведку, проехавшись по ряду сибирских городов. Но более всего ему понравилось в Белокурихе, где он устроился на работу водителем. Семье дали временное жилье в общежитии. А через несколько лет она поселилась в коммунальной квартире. По словам Ивана, его семье очень повезло с жильем, потому что единственный сосед переехал из-за болезни в Бийск, поселившись у сестры. Теперь трехкомнатная квартира – в собственности Ивана и его семьи.

Однако с работой в Бийске и Белокурихе сложно. По сути, она есть, но зарплата мизерная. Поэтому молодежь уезжает в те регионы, где можно неплохо устроиться на работу и получать достойную зарплату.

Пока мы ехали до Белокурихи, я наслаждалась созерцанием природного ландшафта. Солнце золотило бескрайние поля, тянувшиеся вдоль дороги, пышные шевелюры берез, сопровождавших нас на всем пути. Невольно вспомнились кадры из «Калины красной», где герой Василия Шукшина любовно обнимал березу и ласково разговаривал с ней. Тут же в голове зазвенели сочиненные мной по дороге слова: «И стоят шукшинские березы на Алтае вдоль больших дорог. А рассвет над ними бело-розов – красною калиной между строк…».

 

«И скалы на горе - Четыре брата - на страже Белокурихи стоят…»

Белокуриха с первого же знакомства с ней очаровала меня своей первозданной красотой. Этот маленький курортный городок со всех сторон окружен горами, которые стекают к подножию изумрудным ожерельем елей и сосен. В лес можно войти прямо с улицы – если есть желание. Архитектура города очень своеобразная, не похожая ни на какие другие города. Санатории – главная достопримечательность Белокурихи, который в основном живет за счет отдыхающих, беззаботно гуляющих по улицам городка.

По сути, все население также кормится за счет гостей. Здесь для отдыхающих работают многочисленные магазины и бутики, рынки, рестораны, туристические фирмы. В городе повсюду продают знаменитый алтайский мед, косметические изделия и лекарственные препараты из пантов марала, растений, всевозможных масел.

Меня особенно удивило, что на местных рынках торгуют фруктами, выращенными в собственных садах и огородах. Признаюсь, что раньше я и подумать не могла о том, что в Алтайском крае выращивают арбузы и виноград, груши и яблоки, сливы и ежевика и т. д. Возможно, секрет такого фруктового изобилия заключается в местном черноземе и относительно мягком климате. Забайкалье – более суровый край в климатическом и природном отношении. Неслучайно в наших магазинах полно алтайской продукции, в первую очередь, муки славящейся своими полезными вкусовыми свойствами.

Не скрою, что под впечатлением здешних красот я написала стихотворение, четверостишие из которого привожу:

Цветут в долине и чабрец, и мята,
Благоухает медом город-сад.
И скалы на горе - Четыре брата -
На страже Белокурихи стоят.

Скалы «Четыре брата» – одна из достопримечательностей Белокурихи, как и гора «Церковка», которые гордо высятся над городом.

 

В Сростках – у Шукшина

Безусловно, мне, как литератору, было бы непростительно не побывать в селе Сростки – родине великого русского писателя Василия Макаровича Шукшина. Памятуя об этом, в один из воскресных дней я отправилась на экскурсию по Республике Алтай и по знаменитым местам Алтайского края в составе туристической группы. Экскурсия включала в себя, в том числе, и посещение села Сростки.

По дороге мы несколько раз останавливались на берегу Катуни, которая  то мощно, то плавно несла свои воды среди лесистых сопок и привольных степей. И снова мне невольно припомнились бессмертные высказывания Шукшина об этой сибирской реке в некоторых его произведениях. А когда проезжали по Чуйскому тракту, то и здесь я чувствовала незримое присутствие Макарыча. Здесь он снимал свой фильм «Живет такой парень» о неунывающем водителе Пашке Колокольникове, где звучали строчки из песни «Есть по Чуйскому тракту дорога».

Прежде чем поехать в Сростки, мы побывали в республиканском музее Горно-Алтайска, в котором хранятся уникальные экспонаты, рассказывающие о прошлом и настоящем народа, живущего здесь. Не вдаваясь в подробности, скажу лишь о том, что нам посчастливилось увидеть знаменитую принцессу из захоронения Укок. По словам экскурсовода музея, название Принце́сса Уко́ка (Алтайская принцесса, Очы-бала) было дано журналистами и жителями Республики Алтай мумие молодой женщины возрастом примерно 25 лет, найденной в ходе археологических раскопок на могильнике Ак-Алаха в 1993 году. Причиной смерти женщины был рак молочной железы. Согласно верованиям коренного населения Алтая, «принцесса», которую еще называют Ак-Кадын (Честная, Искренняя, Добрая Хатун), является хранительницей покоя и стояла на страже врат подземного мира, не допуская проникновения Зла из низших миров.

Нам именно посчастливилось лицезреть «Принцессу», которую открывают для обозрения на растущую Луну по верованиям местного населения. В иные дни ее не показывают посетителям музея.

В Сростках нас встречали пирогами величиной с лапоть и горячим чаем. День был прохладный, а потому чаепитие на местном рынке было нам в радость. Разбитные продавщицы предлагали медовуху, но никто из нас не отважился хлебнуть сладкого зелья, поскольку мы приехали в это знаменитое на всю Россию село с духовными целями.

В дом матери Шукшина я входила с душевным трепетом, с интересом осматривая обстановку этой простой деревенской избы. В крошечных комнатах царила гордая бедность – так я сама про себя окрестила состояние шукшинского дома. Узкие железные кровати под пикейными покрывалами, комод, диван, семейные фотографии в скромных рамках – таким я увидела дом-музей матери «российской совести и чести» – Василия Шукшина. В саду возле дома плачет алыми слезами-ягодами калина, рядом с которой рвется в небо высоченная ель. И, конечно же, здесь грустят о Шукшине его любимые березы – три сестры, растущие из одного корня.

А чуть позднее нам показали в селе еще два дома, где он родился и провел детские и юношеские годы. Точнее сказать, это крошечные избушки, потемневшие от времени, которые красноречиво говорят о том, в какой нужде рос Вася Шукшин – будущая гордость России.

Спустя некоторое время мы поднялись на пологую гору Пикет, где высится  памятник Шукшину - 5-метровая скульптура, а внизу раскинулось родное село писателя. Каждое лето сюда устремляются писатели и поэты со всех уголков России на популярные «Шукшинские чтения».

В завершение этой увлекательной поездки мы посетили село Верх-Обское – родину Михаила Евдокимова – которое стоит на берегу на месте слияния рек Катуни и Бии, где берет свое начало большая сибирская река Обь. Здесь знаменитый российский артист похоронен на местном кладбище. Нас, туристов, встретила сестра Евдокимова, которая, поклонившись,  поблагодарила за память об ее известном на всю Россию брате.

Над могилой Михаила Евдокимова высится часовенка в его честь, построенная на пожертвования односельчан и поклонников его таланта. Сам он оставил о себе добрую память в родном селе – Дом культуры и детский стадион.

Когда мы уезжали из села, вслед нам приветливо махали мохнатыми зелеными ветвями ели, а в автобусе звучала песня в исполнении  Михаила Евдокимова: «Ах, Верх-Обское, мое ты Верх-Обское…».

Автор: Надежда Гуменюк
Опубликовано: 20 октября 2017
Система Orphus

Добавить комментарий



^