RSS В контакте Одноклассники Twitter YouTube

Курсы валют

1 USD65,75081 EUR76,054010 CNY94,9196100 JPY58,8400
Ясно -4°C
5:18 вторник
16 октября 2018
На ваши вопросы отвечают:
На вопросы отвечает руководитель Забайкальского центра инжиниринга Игорь Канунников Задать вопрос Игорь Канунников Вопросов: 6, Ответов: 6
На вопросы отвечает начальник отдела налоговой службы Елена Астраханцева Задать вопрос Елена Астраханцева Вопросов: 10, Ответов: 10

НАЙТИ СЕБЯ

Версия для печати

 

Сколько раз приходилось слышать избитую фразу: «Диагноз беды – пьянство». И, действительно, начиная со времён Петра I, когда русский самодержец привёз из заморских странствий рецепт сорокоградусного пития, злоупотребление алкоголем стало бедствием народным. Со временем привычка пить горькую по поводу и без оного, стала национальной особенностью. Которая не делает особой чести нашему народу, представляя его  в самом неприглядной виде.

Сегодняшняя ситуация усугубилась ещё и тем, что в официальную продажу под маркой лицензированной продукции поступает откровенная бормотуха. Иначе говоря, смесь сивушных масел, получающаяся в результате некачественной перегонки спирта. Да и о каком качестве может идти речь, когда производитель гонится лишь за прибылью любой ценой? А государство по собственной неосмотрительности и недальновидности утратившее монополию в данной отрасли, некогда составляющую львиную долю бюджета, оказалось бессильным перед производителями убийственного алкоголя.

Но в этой статье мы не будем мусолить избитую тему некачественной алкогольной продукции. Речь пойдёт о том, как люди, отбывающие наказания за совершённые в хмельном угаре деяния, имеют возможность не повторить прошлых ошибок. 

По решению суда – принудительно

Если рассмотреть историю вопроса, то принудительное лечение больных алкоголизмом широко применялось в СССР, через сеть так называемых лечебно-трудовых профилакториев (ЛТП), находящихся в ведении Министерства внутренних дел. Организаторы не слишком утруждали себя изысками, а поэтому скопировали условия и стиль означенных профилакториев с уже имеющихся в их ведении лагерей и «зон». По той же причине главным в такого рода учреждениях был простой физически й труд помещенных туда алкоголиков, а само лечение находилось на последнем месте. Единственное отличие от лагере, что нахождение там не считалось тюремным сроком. Больные алкоголизмом помещались в ЛТП по суду через заявления их жен и других близких родственников, а также участковых милиционеров, общественных и партийных организаций, комиссий по борьбе с пьянством в трудовых коллективах и врачей наркологов. Больные находились там от одного до трех лет, а потом возвращались в «родные пенаты». Если больной продолжал свое пьянство, то он мог быть направлен в ЛТП повторно и даже несколько раз. Эффект такого лечения был, разумеется, незначительным, но были другие плюсы.

Во-первых, семья отдыхала от пьяного дебошира несколько лет, а сам больной, что ни говори, восстанавливал свое здоровье.

Во-вторых, за работу в ЛТП ему платили деньги, которые он получал после освобождения. То, что он их зачастую тут же пропивал – это другой вопрос.

В-третьих, в ЛТП направлялись в первую очередь лица трудоспособные, но не работающие, следовательно, приносилась экономическая польза государству.

Сами же ЛТП находились на самоокупаемости за счет труда помещенных туда людей. Несмотря на то, что и тогда считалось, что насильственное лечение от алкоголизма неэффективно, лечение в ЛТП было рассчитано на то, что там посредством внушения и привлечения к труду удастся переубедить человека и настроить его на трезвый образ жизни.К сожалении, как раз на переубеждение и перевоспитание в ЛТП уделялось мало внимания, если не сказать большего.

В очень редких случаях пациенты шли на лечение в ЛТП добровольно. А с крахом СССР ЛТП перестали существовать в основном потому, что принудительное лечение алкоголиков, не совершивших ни какого преступления, шло вразрез с международной конвенцией о правах человека, которые новая Россия начала придерживаться.

Из крайности в крайность

В современной России лечебная помощь больным алкоголизмом осуществляется в соответствии с Законом РФ «О психиатрической помощи населению и правах граждан при ее оказании». А также введены статьи Уголовного кодекса, окончательно регулирующие вопрос принудительной госпитализации и лечения граждан в установленном порядке. Таким образом лечение больного наркоманией, токсикоманией или алкоголизмом должно проводиться только при его добровольном согласии. Принудительное лечение алкоголика проводится только по решению суда и только в случае совершения им уголовного преступления. Обычного алкоголика, если он не нарушает уголовного кодекса поместить на лечение, согласно этому закону, нельзя.

В современной наркологии считается, что пациент сам должен выразить свое желание лечиться от алкоголизма, притом, зачастую, выбирая способы условия (стационар или поликлиника) этого лечения. Причём, доходит до абсурда. Кажется, что выше упомянутый документ разрабатывался людьми в полувменяемом состоянии. Так, в соответствии с положениями закона, где помощь от алкоголизма приравнивается к психиатрической, даже абсолютно неадекватный алкаш, пребывающий в состоянии белой горячки, то есть, в полном неадеквате и за пределами всякого здравомыслия, должен подписать бумажку о том, что он согласен на оказание медицинской психиатрической помощи.

По этой причине нынешняя законодательная база в отношении принудительного лечения алкоголизма беспомощна и фактически потворствует алкоголикам в их пьянстве. И в данном случае фактически всем, включая наркологов, психиатров, а, главное – представителям правоохранительным органов, приходится ждать пока насквозь пропитой алкоголик, причисляемый к категории больных, не совершит какое-либо преступление. Только тогда появится возможность лечить его в тюрьме. Впрочем, даже в местах заключение лечить алкоголиков можно только с их согласия. Есть ещё вариант, который и можно назвать конечным. Ждать того времени, пока злоупотребляющий алкоголем субъект не деградирует настолько, что его поместят в дом психохроников, или пока он не умрет. В такой ситуации и у врачей-наркологов опускаются руки.

Тем не менее, предложения и варианты оказания такого рода помощи есть, но они пока не внедрены законодательно в силу разных причин. Понятно, что принудительное лечение от алкоголизма должно отличаться от малоэффективных ЛТП, хотя бы в том, что, находясь в закрытом лечебном учреждении, пациент получал помощь не только от врачей, но и от психологов и социальных работников. Чтобы, находясь там, он мог не только трудиться, но и иметь перспективы трудоустройства после выписки, а также возможность самообразования внутри лечебного учреждения.

Отделение специального назначения

Как то не покажется парадоксальным, но подобная практика внедряется. И не где-нибудь, а в системе исполнения наказаний. Первооткрывателями и разработчиками лечения от алкоголизма в местах лишения свободы стали сотрудники УФСИН Красноярского края. Некоторое время спустя,  разработанную соседями методику стали внедрять их коллеги из Иркутска, которая также дала положительный результат по работе с заключёнными с диагнозом «хронический алкоголизм». В соответствии с распоряжением федеральной службы исполнения наказаний России, с апреля нынешнего года в исправительной колонии №1, расположенной в городе Нерчинске, была внедрена и апробируется Ведомственная программа социально-психологической работы в отношении лиц, имеющих алкогольную и наркотическую зависимость.

В большинстве своём преступления в нашем крае совершаются именно в состоянии алкогольного или наркотического опьянения. И количество осужденных по таким статьям растёт год от года. Как отметила начальник психологической службы УФСИН по Забайкальскому краю Марина Потапова, в силу имеющихся личностных особенностей, данная категория лиц хоть и адаптируется к условиям отбывания в исправительных учреждениях , но после освобождения такие осужденные, оказавшись в привычной среде, вновь начинают злоупотреблять спиртным и вести асоциальный образ жизни. Что и толкает их на совершение новых преступлений.

С целью реализации ведомственной программы на базе ИК-1 города Нерчинска создано отделение социально-психологической работы, в котором на добровольной основе содержатся 28 осужденных, отбывающих различные сроки уголовного наказания. За отделением закреплены работники из числа персонала исправительного учреждения, как то: психолог, социальный и медицинский работники, начальник отряда…

В своей работе с заключёнными психологи ИК-1 используют такие методы работы как: индивидуальная и групповая психологическая коррекция личности, фильмотерапия, медитации, тренинги осознанного отказа от алкоголя и наркотиков, библиотерапия.

Осужденные находятся в отделении социально-психологической помощи 6 месяцев. При необходимости срок нахождения может быть продлён ещё на полгода, в исключительных случаях он может быть продлён ещё дважды, но не более, чем на 6 месяцев каждый.

Стимулирующим мотиватором для лечения выступает такой немаловажный аспект для лиц, находящихся в неволе, как условно-досрочное освобождение, замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания или перевод в колонию поселение.

Автор: Ирина Бусарова
Система Orphus

Добавить комментарий



^