RSS В контакте Одноклассники Twitter YouTube

Курсы валют

1 USD65,85681 EUR74,681610 CNY97,9516100 JPY59,3973
Ясно -1°C
15:02 четверг
21 февраля 2019
На ваши вопросы отвечают:
На вопросы отвечает руководитель Забайкальского центра инжиниринга Игорь Канунников Задать вопрос Игорь Канунников Вопросов: 6, Ответов: 6
На вопросы отвечает начальник отдела налоговой службы Елена Астраханцева Задать вопрос Елена Астраханцева Вопросов: 10, Ответов: 10

ВОЗЛЮБИ БЛИЖНЕГО СВОЕГО…

Версия для печати

Счастье в деньгах?

В канун Нового года принято желать друг другу счастья, это уже стало доброй традицией.  Однако  счастье нужно каждому человеку не только по праздникам, но и  в будни, каждую секунду – и всю жизнь.  По большому счету, каждый из нас счастлив по-своему.  Есть работа, свой дом или квартира, любящая и любимая семья, здоровье пока не подводит. Что еще надо для счастья? Сейчас  стали популярными официальные  опросы среди населения на тему: «Сколько вам надо денег для счастья?». Как выясняется из них, жителю столицы необходимо для этого от 100 до 200 тысяч рублей, а  провинциалу из российской глубинки достаточно 40-60 тысяч.

Таким образом, известная пословица «Не в деньгах счастье» безнадежно устарела в наше прагматичное время.  Возможно, прежние времена более располагали к романтичному настроению, а потому и появилось это популярное изречение. Но в настоящее время жизнь стремительно дорожает и тут уже не до романтики.

Тем не менее, человеческие отношения остаются главной ценностью в жизни, которые  извечно  определяет  одна из основных христианских заповедей: «Возлюби ближнего своего, как самого себя».  Впрочем, в жизни нередко бывает по-другому.

Тамара Стрельникова  живет в одном из небольших среднерусских городов в центре России.  Мы знакомы с ней много лет и нередко встречались в дружеской компании. До недавнего времени я была также знакома с ее мужем Николаем, который, несмотря на преклонный возраст, занимался хозяйством, ухаживая за огородом и кроликами.  Дом у них – видный, кирпичный по здешнему обычаю окрашенный в бело-салатный цвет.  Тамара и Николай – пенсионеры,  которые никогда не жаловались соседям на недостаток в семейном бюджете, исправно пополняя его не только совместной пенсией, но и неплохими доходами от продажи продукции со своего огорода, а также от продажи ценного кроличьего пуха.

Однако после того, как Николай стал часто болеть, кроликов пришлось продать. В то редкое время, когда он чувствовал себя неплохо,  продолжал помогать жене в уходе за овощами и фруктами, излишки которых Стрельниковы продавали перекупщикам. Как повелось еще с молодых лет,  семейным бюджетом руководила Тамара Сергеевна, которая каждую копеечку  берегла и тратила деньги только на самое необходимое. Добродушный и слабохарактерный Николай Михайлович во всем уступал и доверял своей властной и жесткой жене, в том числе и в праве руководить семейным бюджетом.

Сын Стрельниковых Андрей давно жил с семьей в другом городе и в дела родителей не вмешивался.  Бывая проездом в гостях у пожилой четы,  я всякий раз похваливала их за косметический ремонт в доме и богатый урожай в огороде.  Тамара Сергеевна иногда жаловалась мне на ухудшившееся здоровье, да и ее муж не всегда выглядел бодро. Понятно - возраст.  Но я не могла понять другого:  почему, имея в запасе очень большую сумму денег,  Стрельниковы отказывают себе в недорогом санаторно-курортном лечении?  Тем более, что Николай Михайлович  имел вторую группу инвалидности по болезни. Однажды Тамара Сергеевна похвасталась  мне, что в результате экономии они накопили солидную сумму, которой хватит даже на покупку квартиры в Москве. Но деньги продолжают копить и дальше – сыну и внукам достанутся в наследство.

Как-то я, возвращаясь с южного курорта, посоветовала приятельнице тоже пройти санаторно-курортное лечение ей вместе  мужем. Усмехнувшись, она посетовала, мол, на какие шиши, денег едва хватает на жизнь. Не показав своего изумления, я не стала напоминать Тамаре Сергеевне о нашем давнем разговоре, когда она доверительно сообщила мне о своем богатстве, а просто пожала плечами, мол, вам виднее. Как выяснилось позднее из разговора с Николаем Михайловичем, он никогда в своей жизни не бывал на курорте. Естественно, я не могла не заметить, что ему,  как инвалиду, положено бесплатное санаторно-курортное лечение. Он только грустно вздохнул и сказал: «Мне не раз предлагали в соцобеспечении путевку, но жена не отпускает меня.  Говорит, что ей тоже хочется полечиться, проси путевку на двоих, а мне говорят, что так не положено, ведь Тамара не имеет инвалидности. Так и лечимся дома – травками и другими народными средствами…».

Недавно я вновь побывала в том среднерусском городке, но меня встретила  одна Тамара. Обнялись, и она горько заплакала: «Оставил меня мой Николай. Год назад похоронила я мужа любимого…Одной-то и жить не хочется, так,  кручусь по привычке по дому, где все мне о нем напоминает…».

Посидели, помянули добрейшего Николая Михайловича. А мне было и жаль его безутешную вдову, и обидно за нее перед  усопшим, словно я сама в чем-то перед ним провинилась. Возможно, и пожил бы еще на белом свете Николай Михайлович,  продолжая любовно ухаживать за яблонями и грушами,  каждый сочный плод  снимая с тучных веток и укладывая в просторную корзину. Внуки любили фрукты с огорода бабушки и дедушки и с удовольствием грызли их, когда приезжали в гости к ним.  Но жена не позволяла ни себе, ни ему  открыть заветную кубышку и  потратить немного денег на  лечение в санатории, даже в местном, где цены просто символические.

Однако вслух я свои мысли не высказала, лишь обняла на прощание заплаканную,  заметно сдавшую Тамару Сергеевну, пожелав ей здоровья и терпения в ее ныне одинокой жизни.  Возможно, она уже и сама жалеет теперь о своей скупости, из-за которой ее больной супруг не получал должного лечения, да и она тоже. А теперь, когда его нет, вряд ли она захочет поехать в санаторий, когда белый свет не мил.

Вспоминая историю этой семьи, я снова невольно задаюсь вопросом: а только ли в деньгах  счастье?  Думается,  что счастье, прежде всего, в любви и уважении друг к другу, умении радоваться каждому новому дню,  цветку, выращенному твоими руками,  теплому слову в твой адрес, словом, всему тому, чем одаривает нас жизнь.  Ведь она так коротка, а потому надо вовремя ценить все ее проявления, чтобы не сожалеть после о том, что опоздали это сделать.

 

Сюжет из жизни миллионеров

Прежде чем я решила описать этот небольшой эпизод из жизни местных миллионеров, я задумалась над тем, а стоит ли показывать оборотную сторону медали их безбедной жизни? И решила, что стоит, чтобы развеять представления некоторых людей о мнимой богатой жизни моей знакомой семьи.  Впрочем,  эти люди  действительно преуспевают в жизни и вполне обеспечены, о чем некоторые из нас даже мечтать не смеют.

            Недавно я встретила в маршрутке мою давнюю приятельницу Татьяну А. , которая, как и я, в столь позднее время возвращалась с работы.  Усталая женщина улыбнулась, выражая искреннюю радость нашей неожиданной встрече. Как принято в таких случаях, мы обменялись любезностями  и последними новостями из жизни. Как оказалось, все в семье Татьяны Николаевны было благополучно. Дети заняты в семейном бизнесе, который в основном построен на торговле различными товарами народного потребления, внуки успешно учатся в школе и  высших учебных заведениях. Муж хозяйничает в роскошном коттедже, построенном несколько лет назад на берегу реки. Словом, все у них, как говорится, в шоколаде. Вот только  как-то не состыковывалась эта благополучная жизнь с внешним обликом моей приятельницы.  Просто и безвкусно одета, а главное – в потухших глазах нет и искорки счастья. Заездила сытая жизнь пенсионерку Татьяну Николаевну до состояния старой клячи.

Из нашего неспешного разговора выяснилось, что она уже много лет без отпуска работает продавцом в собственном небольшом магазине в Чите, хотя давно мечтает быть дома, рядом с мужем и обвязывать теплыми вещами детей и внуков. Но бизнес не отпускает бедную женщину на заслуженный отдых.  Ведь в торговых точках, которые приносят стабильный и солидный доход, работают только члены этой семьи, чужаков сюда не пускают. Вот и Татьяна Николаевна – винтик этого единого механизма, хотя и порядком изношенный, требующий замены, однако, свой, надежный. Муж, который управляет этим бизнесом, по своему статусу успешного предпринимателя  не может заменить любимую жену на ее бессменном посту.  Двое сыновей и их жены тоже не могут найти замену матери, т. к., как уже говорилось,  в их семейном бизнесе могут участвовать лишь близкие родственники.

Так и тянется эта безрадостная для Татьяны Сергеевны канитель и нет ей ни конца, ни края. Судя по всему, она любима и мужем, и детьми, и внуками. Бизнес процветает. Но нет счастья в этой семье читинских миллионеров, потому что в ней несчастен самый главный человек – мать, жена и бабушка.  По ее словам, она бы все отдала за то, чтобы жить обычной жизнью женщины, хотя некоторые приятельницы откровенно  завидуют  ей.  Богата, любима – это ли не счастье?

Рассказав мне свою грустную историю, Татьяна Николаевна горько усмехнулась:  «Как видите, не в деньгах счастье…И я уже давно поняла это…».

 

Автор: Надежда Гуменюк
Система Orphus

Добавить комментарий



^