RSS В контакте Одноклассники Twitter YouTube

Курсы валют

1 USD65,85681 EUR74,681610 CNY97,9516100 JPY59,3973
Ясно -1°C
14:18 четверг
21 февраля 2019
На ваши вопросы отвечают:
На вопросы отвечает руководитель Забайкальского центра инжиниринга Игорь Канунников Задать вопрос Игорь Канунников Вопросов: 6, Ответов: 6
На вопросы отвечает начальник отдела налоговой службы Елена Астраханцева Задать вопрос Елена Астраханцева Вопросов: 10, Ответов: 10

«НЕ БОЙТЕСЬ МЕЧТАТЬ И ФАНТАЗИРОВАТЬ!…»

Версия для печати

Забайкальская писательница – об итогах и перспективах

Все мы ждем от Нового года чего-то необычного и волшебного. И кому, как не писателям, известен такой особый секрет, который делает их книги интересными и загадочными для читателей. В канун новогоднего праздника своим фирменным литературным секретом поделилась с читателями нашей газеты известная забайкальская писательница Нина Коледнева. Уходящий год был для нее щедрым на незабываемые события и приятные сюрпризы. Впрочем, обо всем по порядку.

            - Нина Васильевна, осталось несколько дней до наступления нового, 2019 года. Но, прежде чем отпустить год уходящий, обычно вспоминают самые яркие его дни, и неожиданные или ожидаемые события.

             -   Из разряда неожиданных… Это встреча с учёными-антропологами из Канады, САХА и Прибалтики. Раздался телефонный звонок, и незнакомый голос сообщил:  «Группа канадских учёных сейчас находится в краевой библиотеке имени Пушкина. Хотели бы увидеться с вами…».

            И вот - я в библиотеке. Вижу невысокую, хрупкую на вид женщину, изящную, как статуэтку. Это  Гейл Фондал, профессор из Канады… с ней знакома давно, правда, понаслышке. Она не раз в семидесятые посещала наших забайкальских эвенков. И сейчас ее старые знакомые олекминцы и тунгокоченцы должны приехать в Читу повидаться с ней – отложили все дела, нашли денег на дорогу. Похоже, эта встреча им всем нужна.  А пока Гейл расспрашивает меня о них.

            Ученые-социологи из Якутска в Чите впервые. Удивляются архитектуре каменных зданий, построенных  после войны пленными японцами. И я вместе с ними смотрю на строения новым взглядом: как прежде не замечала восточный стиль в архитектуре?

            Мы всей этой шумной компанией наведались к предпринимателю Андрею Николаевичу Крестьянникову. Расспрашивали его о Севере (Забайкальском!) – он родом из Тунгиро-Олекминского района. Меня поразил рассказ знатока особенностей охоты на диких зверей о плодовитости соболя, и…  агрессивности. Зверек активно расселяется на новых территориях, теперь  даже на дачных участках вблизи городов и рабочих посёлков можно его встретить. А красавец в пушистой шубке не так уж и безобиден. Оленщики жалуются, что крупный соболь, случается,  нападает на оленят. Они находят туши  тарагаек без видимых ран. Вначале оторопь берет – неужто козни инопланетян? Но, присмотревшись, обнаруживают следы прокусов на шее мертвых телят. Это проделки соболя – высосал кровь, и был таков.

            А вот мишке косолапому, хозяину тайги, как считалось прежде среди коренных северян, эвенков, приходится не сладко. У охотников появились ружья с оптическими прицелами. И всё же… Прежде медвежьи берлоги разыскивали охотничьи собаки. Теперь лайки, сопровождающие современного зверолова, редкость. Охотники пересели на снегоходы. И, случается, нечаянно, на скорости,  утыкаются в берлоги. И  кто кого тогда одолеет – ещё вопрос.

            Впрочем, мне самой пришлось повстречаться в пригородном лесу с медведем. Увы, без навороченного современного ружья – с голыми руками. В апреле моя отчаянная приятельница, любительница дальних походов, потащила меня в горы (в окрестностях Молоковки). Забрались далеко – от людей, от жилья. Но не от свалок. Наличие машин позволяет теперь людям, экономящим деньги на уплате за вывоз мусора на санкционированные свалки, вывозить различный хлам и пищевые отходы поглубже в лесные дебри, и там выкидывать. Вот и мы добрались до такой стихийной свалки на подступах к воинской части. Подруга полезла в горы,  я осталось вблизи от  кучи пищевых отбросов - передохнуть. И тут услышала рык… нет, отчаянный рев сорвавших резьбу турбин гидростанции. Рев все приближался. И вот метрах в двадцати от меня чуть дрогнули, заколыхались ветви на лиственнице. Ветер? Но на других деревьях ветки  бездвижны …медведь! Вон и силуэт его прорисовывается. Горбатый старик затаился, выжидает, прикидывает силы противника, то есть - мои…

Но тут, к моему счастью, с индейскими воплями восторга с горы спустилась ничего не подозревающая подруга.  И мишка… попятился назад. Голодный и разочарованный зверь уступил нам, двоим двуногим и наглым (наверное, он так считал) особям  желанную для него свалку, где, порывшись, можно обнаружить банки с остатками сгущёнки, да и другие медвежьи деликатесы… Вскоре раздосадованный рёв мишки, словно  глас иерихонской трубы,  раздался у вершины хребта, затем  звук, удаляясь, постепенно затих. Но я предусмотрительно не сказала приятельнице, что по соседству рыскает косолапый. А вдруг испугается, и убежит. И мне опять пищать на низких частотах?

             - А какие встречи или события были для вас ожидаемыми?

             - В Улан-Удэ на фестивале имени эвенкийского музыканта Виктора Гончикова повстречалась с певицей-эвенкийкой из Якутии – Синильгой, она была почётной гостьей музыкального марафона, где своё искусство показывали эвенки Якутии, Красноярского края, Иркутской области, Республики Бурятия, и, конечно же, Забайкальского края. От наших отличился семейный дуэт Кутончиных, где сошлись представительницы двух поколений – щестидесятилетние мамы и тетушки, и тридцати- сорокалетние дочери и племянницы. Зал гадал, кто есть кто: “Мама? Дочь?”… Пели зажигательно.

            Синильга выступала вне конкурса. В первый день она спела несколько песен, а во второй провела мастер-класс по игре на хумусе, национальном эвенкийском музыкальном инструменте. Это… подобие нашей русской дудки с отверстиями. Вернее, двух дудок, соединенных пластиной (да простят моё невежество специалисты!).

             Но меня больше поразило, как Синильга владеет своим голосом – она вторила кукованию птицы-куктыун (кукушки), приносящей, по поверью эвенков, Новый год на северную землю.  Спорила в пересвисте с пургой, а после в журчании – с весенней капелью;  вплетала свою мелодию в перезвон колокольчиков на шее домашнего оленя… Зима злилась и  бушевала, а Весна резвилась  и разливалась капелью – и всё это в нашем тесном кабинетике в филармонии, где проходил мастер-класс.

            Поездка в  Агинское с десантом забайкальских писателей  была запланирована. Я в поселке уже была не раз, но всё не удавалось посетить музей природы с богатейшими коллекциями. И вот удача – свободное окно перед началом презентации книг бурятских авторов: наконец,  сумела попасть в царство муляжей. И вот он, старый знакомый – бурый медведь. Но в музее он не страшен. Ага! Вижу рога красавца-лося. А вот коллекция фантастических жуков, похожих на обитателей иных планет… Я буквально приросла к месту….

            И таких встреч – в Агинске, в столице Бурятии, в Чите – за прошедший год было немало. Каждая дарила какое-то открытие. Нового друга, новые знания, новый взгляд на, казалось, давно «приевшееся», примелькавшиеся  виды.

             - Нина Васильевна, безусловно, участие в журналистском и литературных конкурсов – особая глава. Расскажите об этом, пожалуйста.

             -. Отправляя свои работы на суд российских или международных судей, всегда надеешься на победу. И,  когда побеждаешь, радость переполняет. Не зря изъездила страну, собирая материал. Не напрасно билась над СЛОВОМ, в поисках единственно верного,  с восхода до темной ночи сидела за клавишами компьютера, открывая дорогу томящимся в темноте героям очерков и повестей.

             -    Список ваших побед только за 2018-й год впечатляет.

              - Спасибо. Действительно, в журналистике  я вошла в итоговый шорт-лист конкурса СМИротворец со статьей «Куда путь держишь, эвенк?». А материал для этого очерка собирала… в Санкт-Петербурге, где проходили 1-й съезд коренных народностей севера России по сохранению родных языков, и международная  этническая конференция о проблемах коренного населения Арктики. В городе на Неве, к слову сказать, встретила   эвенков из Чары, Тупика  и поселка Верх-Усугли, они принимали участие в работе съезда.

            В литературе… Завоевала за прошедший год первое место в открытом международном конкурсе фантастики; второе место в открытой международной литературной премии имени Ю. Рытхеу – в номинации “проза”; второе место в литературном конкурсе “Уральский книгоход” (в номинации “документальная проза”). Этому, уральскому, конкурсу, где состязаются в мастерстве писатели, с 2018-го года также присвоен статус международного – в литературном марафоне были задействованы писатели из двенадцати стран.

            Кроме этого,  участвовала в литературном Евразийском конкурсе и стала финалистом. Получила  признание Ассоциации генералов мира – за продвижение литературы на различных континентах, способствующей сохранению мира.

              -  Такой разброс направлений в творчестве…

              - На самом деле, это не так. Я, когда пишу, не думаю о том, какой это жанр, какое направление… просто пишу.

            - Нина Васильевна, а чем известна Евразийская творческая гильдия, и почему вы решили стать членом ЕТГ?

             - Задача гильдии - объединять творческих людей Европы и Азии, находить между ними мосты, А самый надежный мост – искусство: музыка, живопись, литература.

            Литература не может, не должна оставаться местечковой – я уверена в этом. Иначе она будет серой, пресной. И не интересной даже тому самому “местечковому” читателю… Писатель – это человек мира. Он говорит о проблемах, близких и понятных любому,  обнажает свою душу… и люди находят у себя созвучные чувства. Не важно, где их малая родина – на Олекме, или в Лондоне.

             -  Что вы можете посоветовать, или чему научить литераторов, лишь начинающих свой творческий путь?

             -   «По-настоящему серьезное отношение к писательскому делу — одно из двух непременных условий. Второе, к сожалению, — талант».

             Не моё изречение.  Эрнеста Хемингуэя. Но подпишусь под каждым словом.

              - Допустим, талант, или его проблески, у авторов ещё неизданных творений имеются. Но рукопись должна увидеть свет, найти своего читателя.

             - Бесспорно. Вот только в наше время пробить дорогу новому произведению – немыслимо сложно. Если литератор, конечно, параллельно не занимается бизнесом, или не получает приличную зарплату. Теперь издание книги, или поиск денег для этого  – проблема самого автора.

            У меня самой к бизнесу способностей, увы, нет…  Поэтому ищу литературные конкурсы, где книги победителей издают - другого пути пока у себя в крае не вижу. Но  книги разойдутся по библиотекам в других регионах. До Забайкальского края не дойдут – мне полагается лишь несколько экземпляров.

            Премия имени  забайкальского поэта Михаила Вишнякова? Не оправдала себя. Видимо, потому, что состав жюри из года в год был неизменным,  и в призерах были  одни и те же соискатели премии.  Но вот что прискорбно: на литературных конкурсах иного масштаба, где планка намного выше, наши местные кумиры, увы,  не замечены. Вывод? Надо обновлять, хотя бы, через пару лет, состав жюри. И вводить в него людей со стороны, желательно из других краёв и весей.

            В других регионах, к слову сказать,  ищут (и находят) пути поддержки литературных талантов. Взять иркутян. Иркутская область, как и Забайкальский край,  дотационная. Но, тем не менее, там существует губернаторская премия для поддержки литераторов и писателей - в размере 500 тысяч рублей. Видимо, иркутский губернатор знает расценки.  Сейчас книгу в твердом переплёте и с цветными иллюстрациями  дешевле, чем за 350 тысяч не издашь. А подарочное издание и того дороже обходится. Не хочу пугать новичков, но необходимо около  миллиона рублей.

·            Это аксиома: чтобы конкурс (любой) начал плодотворно работать, необходимо профессиональное и  независимое жюри.  На Чукотке, например, судейством занимаются писатели  никогда не бывавшие в Чукотском автономном округе, ни сватов, ни братьев, ни кумовьев там не имеющие – сама судила на одном из молодежных литературных конкурсов, поэтому и знаю о правилах игры.  К такому подходу (привлечению независимых судей) в ЧАО, кстати,  пришли путем ошибок и проб.

            Нам, в Забайкальском крае,  не надо бояться расширить рамки литературного состязания, вывести его для начала на уровень Российского.  А потом – как знать. Может быть, конкурс станет интересен литераторам других регионов, и стран - Китая, Монголии… Почему нет? Если темой конкурса будет, например, “Неизвестные страницы 2-й мировой войны. Военные события на восточном направлении”.

            Тележурналисты первыми  поняли, что экран становится для зрителей притягательнее, когда регионы и страны вместе заполняют информационное поле.  Передача «Середина Земли» - новый виток, новый глоток, новые горизонты…

             - Нина Васильевна, ваше Новогоднее пожелание? Не только литераторам и журналистам, всем забайкальцам.

              - Не бойтесь мечтать и фантазировать, ставить себе большие задачи. Верьте в себя!

- Спасибо.

 

 

 

Автор: Интервью взяла Надежда Гуменюк
Система Orphus

Добавить комментарий



^