RSS В контакте Одноклассники Twitter YouTube

Курсы валют

1 USD76,45561 EUR90,35521 CNY11,3841100 JPY72,9747
Ясно -5°C
8:07 среда
28 октября 2020
На ваши вопросы отвечают:
На вопросы отвечает руководитель Забайкальского центра инжиниринга Игорь Канунников Задать вопрос Игорь Канунников Вопросов: 6, Ответов: 6
На вопросы отвечает начальник отдела налоговой службы Елена Астраханцева Задать вопрос Елена Астраханцева Вопросов: 10, Ответов: 10

«ПИТЬ ИЛИ НЕ ПИТЬ?» И «ГДЕ ТА ГРАНЬ, ЗА КОТОРОЙ – ПРОПАСТЬ?» - В ОБЗОРЕ РАЙОННОЙ ПРЕССЫ

Версия для печати

 

Здравствуйте, предлагаю вашему вниманию наиболее интересные публикации за неделю.

Совершенно чудовищную по своему цинизму и жестокости историю рассказывает «Могочинский рабочий». 24 января 2014 года районный суд приговорил к шести годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима жителя г. Могоча, который на протяжении длительного времени истязал свою мать.

Татьяна (имя изменено автором) с мужем разошлась, когда сын учился в старших классах. После ухода отца из дома юношу как будто подменили. Он стал грубым, иногда приходил домой в нетрезвом виде, стал покуривать «травку», устраивал скандалы. Потом сын ушёл служить в армию. Отслужив и придя домой, молодой человек устраиваться на работу не спешил, выпивать стал практически каждый день, требовал денег, а когда их не давали, крушил всё в доме, поднимал руку на мать.

Обстановка в семье стала ещё тяжелее после смерти бабушки. Татьяна всё чаще стала приходить на работу с синяками, заплаканная, невыспавшаяся. Чтобы хоть как-то заглушить боль, страх и стыд, начала выпивать, сначала тайком дома, а затем и на работе. Вскоре с должности фельдшера скорой помощи её перевели в дезинфекторы, а затем и вовсе уволили за прогулы и появление на работе в нетрезвом виде. Сын, находясь в алкогольном или наркотическом опьянении, продолжал систематически избивать мать, совершал иные насильственные действия, желая причинить ей физические и психические страдания.

Однажды в январе, вернувшись домой пьяным и злым, он вновь стал её оскорблять, ударил несколько раз по лицу, а затем, схватив за руку, вытащил на крыльцо и привязал её руку к перилам. Оставив мать на 35-градусном морозе в халате и тапочках, сын ушел в дом и лёг спать. Татьяне с трудом удалось перетереть верёвку о перила, но к тому времени она отморозила пальцы на ноге, которые ей впоследствии ампутировали. В декабре сын, избив мать, закрыл её в подполье, где она просидела более десяти часов, самостоятельно выбраться оттуда не могла, от голода грызла сырую картошку.

Издевательства не прекращались. Сын говорил, что бьёт свою мать, потому что она пьёт. Но Татьяна пила, потому что не в силах была терпеть истязания, пыталась водкой заглушить своё бессилие что-либо изменить. Она стала пить всё чаще и больше. Чтобы не находиться рядом с сыном, уходила из дома, не появлялась по нескольку дней, ночевала где придётся.

«В судебном заседании сын признал вину лишь частично. Он не отрицал, что иногда бил мать по лицу, но, как сказал, лишь для того, чтобы привести её, нетрезвую, в чувство. Запирал дома, чтобы она не ушла пьянствовать, чтобы не пришлось потом её, пьяную, поднимать на улице, но не более того.…Говорил, что ему стыдно перед людьми и друзьями за такую мать. Мать на оглашение приговора сыну в суд не пришла. Со слов родственников, у неё снова начался загул…»,- пишет автор статьи «Где та грань, за которой – пропасть?».

То, что собака не везде и не всегда друг человека, утверждает «Северная правда». Дело в том, что несколько дней назад, посреди бела дня, на одной из главных дорог в Новой Чаре бродячая собака покусала ребёнка. Здоровенный пёс, размером с хорошую овчарку, вцепился маленькой девочке в ногу. Спасибо матушке-зиме – на ребёнке оказались толстые синтепоновые штаны, так что до крови не дошло, хотя сама одежда оказалась порвана зубами достаточно сильно. Отогнав животное и отправив перепуганную, плачущую школьницу домой, у корреспондента газеты возникли логичные вопросы: «Кто должен контролировать численность бродячих животных? Кто должен оберегать покой и здоровье наших граждан от клыкастой угрозы?».

Оказалось, никто в посёлке, впрочем, как и во всём районе, за отслеживание, отлов, уничтожение либо обезвреживание бродячих собак не отвечает. В администрации городского поселения пояснили, что в полномочия администрации это не входит и поручить подобное дело кому-либо она тоже не вправе, поскольку в районе нет соответствующей лицензированной организации. Более того, даже если бы такая организация существовала, всё равно отстрел бродячих животных был бы невозможен, поскольку нет специально оборудованного скотомогильника. И вообще, бродячие животные относятся к полномочиям края, а не муниципалитетов.

Между тем край не дремлет. Ещё 10 января правительство края опубликовало для публичного обсуждения законопроект о наделении муниципалитетов государственным полномочием. В данном законопроекте предлагается бродячих животных сначала усыплять дротиками со специальным лекарством, а затем помещать в специальные питомники. При этом выделение средств на дротики и команды, которые будут отлавливать животных, в законопроекте не предусмотрено, на создание и содержание питомников – тоже нет: то есть, как хотите стройте, непонятно на что содержите, но стрелять не смейте.

«Получается, сегодня никто нас с вами, уважаемые новочарцы, и наших детей не может или не хочет защитить от угрозы в любой момент быть подвергнутыми нападению бродячих, злобных животных. Остается надеяться на удачу или вооружаться подручными средствами для обороны. При этом учтите, даже если в вашем доме имеется разрешённое оружие,- вы не вправе его применить ни для защиты от животного, ни для его наказания, поскольку тут же будете привлечены к административной ответственности, а возможно, и уголовной»,- делает вывод корреспондент издания.

О сложной ситуации с волками рассказывает «Слава труду». Как известно, зима – время голода для волка. Это чувство заставляет его искать пропитание далеко за пределами привычной среды обитания. В том числе и на территории Краснокаменского района, где традиционно в холодные месяцы наблюдается нашествие серых хищников. Первая стая, которая отметилась в районе, пришла из Китая – 11 волков пересекли границу в начале ноября и, поорудовав в забайкальских степях до конца января, вернулись обратно на территорию сопредельного государства.

А со стороны районов, граничащих с Краснокаменским, немногочисленные стаи заходят регулярно: через Аргунский хребет в Богдановку (там замечены четыре волка), время от времени стая из шести волков подходит к Среднеаргунску и Брусиловке, два волка-одиночки хозяйничают рядом с Кайластуем. В конце января, благодаря ловушкам, ушла от фермерских стоянок около Уртуя стая из семи волков. В целом количество волков в степях района этой зимой доходит до 20-30 особей. Притом что критичным количеством, которое угрожает фауне данной местности, считается уже 8-9 особей.

Охота на степного волка считается одной из самых сложных: этот хищник хитёр и имеет более непредсказуемый характер, чем у лесного его сородича. Одна из наиболее эффективных мер по ограничению численности волка – травля – с недавнего времени запрещена законом, как и капканы. Однако по-прежнему действует в крае субсидия, выплачиваемая охотнику за уничтоженного волка. В этом году такая субсидия была оформлена уже на трёх добытых животных.

В прошлом году в городе была сформирована добровольная бригада охотников-волчатников, которые под руководством госохотинспектора изучают основы охоты на волков и на практике устраивают ловушки, понимая, что если увеличится поголовье этих «серых санитаров» в районе, то об охоте на других животных можно будет забыть.

«Хозяйствам района вред от присутствия волков наносится достаточно серьёзный. По информации ветеринарной службы, в сельхозпредприятиях с начала зимовки волками зарезаны 72 головы мелкого рогатого скота, из которых 12-молодняка. В основном потери пришлись на скот СХА «Богдановка», были случаи в ООО «Сибирь»,- отмечает автор материала «Краснокаменский район – территория волка?».

Тунгокоченской средней школе сильно «повезло» со строителями, об этом «Вести Севера». Всё началось осенью 2013 года, когда в этом учебном заведении, где проводит капитальный ремонт строительная компания, побывали журналисты издания, и их уверили, что всё идёт согласно планам и срокам. Но, увы! В декабре не вернулись в свою школу ученики и учителя, до сих пор ютятся они в разных точках села. Между тем претензий к застройщику много.

Прежде всего, жителей села возмущает варварское отношение к школьному имуществу. В самом начале строительства школьная мебель выбрасывалась из окон, ломались старые двери спортзала, через которые, по словам строителей, заносился весь стройматериал. Всюду разбросан строительный мусор, его залежи вокруг школы красуются и по сей день. На первый взгляд кажется, что всё выполнено красиво, благодаря современным материалам: сайдинг, пластиковые окна, подвесные потолки и т.п. Но это только на первый взгляд. Приглядевшись внимательнее, можно увидеть, что почти во всех отсеках коридора потолки провисают, та же картина и в кабинетах. Полы же, наоборот, либо уходят скатом в одну сторону, либо вздыблены кверху. Двери в кабинеты вставлены авось как. В углах между пластиковыми окнами и стенами изморозь. «Пляшут» и батареи системы отопления. Правда, опять же обещают, что всё поправят, а батареи закроются специальными коробами.

Сетуют строители, что им не платят за работу. Реальные сроки сдачи объекта оттягиваются всё дальше и дальше. И точно сказать, когда школа вновь примет учеников и учителей, очень трудно. «На возмущения сельчан по поводу отсыпки для детского сада, куда в котлован сбрасывался весь хлам от разрушенных зданий участковой больницы, теперь даст ответ суд. Тунгокоченцы, устав биться в одиночку, обратились в прокуратуру. Ею уже сделана проверка строящихся объектов. И в дальнейшем о добросовестности застройщика мы, наверное, узнаем из зала заседаний суда»,- надеется автор статьи «Откроет ли свои двери школа».

Село медленно, но верно умирает - об этом ведут беседу журналист издания «Наше время» и специалист по социальной работе сельского поселения «Мильгидунское» Вера Слепнева, которая, помимо села Мильгидун, также отвечает за близлежащие населённые пункты Налгекан и Кумаканда Чернышевского района.

По словам Веры Фёдоровны, количество неблагополучных семей с пьющими родителями в последние годы возросло в разы. Все помнят многочисленные случаи летальных исходов алкоголиков, произошедшие 8-10 лет назад. Среди них немало и особ женского пола. После употребления суррогатного алкоголя их лица стали лимонными. Многие из них, не избавившись от ядовито-лимонного окраса, так и ушли в мир иной. В особенно тяжёлых случаях медицина оказалась бессильна. Расходы на лечение были огромными. Так что пострадал и без того тощий бюджет Букачачинской медсанчасти и центральной районной больницы.

Вот, например, социальный паспорт села Кумаканда, где сегодня проживают 73 человека. В селе 11 семей с несовершеннолетними детьми. Из них 8 неполных. Из 11-5 неблагополучных. Пять семей являются многодетными: 3 и более детей до 18 лет. Одна семья с ребёнком-инвалидом. В Налгекане три семьи с детьми. Предприятия, учреждения, где можно устроиться на работу, отсутствуют. Налгекан обезлюдел. Сегодня в селе проживают 24 человека. Люди не могут обеспечить себя самым необходимым, разучились работать, ценить семейные традиции, не видят будущего для своих детей.

«Пила, пью и буду пить», - заявила своим детям пьющая мать, фамилии которой по этическим соображениям корреспондент не называет. Обеспокоенные беспробудным пьянством матери сыновья пробовали её лечить. Возили женщину в Читу на иглоукалывание, кодирование, по подсказке знакомых, видевших, как они мучаются, свозили её даже к ламе в Агинск. Ничего не помогло.

«Она сама не хочет бросить пить»,- опустили руки взрослые сыновья этой женщины. И этот пример, к сожалению, сегодня не единственный. Печальное житье-бытье отдельных селян, потерявших жизненный ориентир и не знающих выхода из сложившегося тупика, становится страшной обыденностью»,- подводит корреспондент неутешительный итог в материале «Пить или не пить?».

О конфликте интересов на карымском кладбище пишет «Красное знамя». В редакцию газеты пришло письмо от карымчанки, где она «не просит, а требует навести порядок на маминой могиле» и задаёт вопрос администрации посёлка: «Для чего смотритель кладбища? Почему нет надлежащего порядка?».

Журналисты издания отправились на кладбище районного центра, где выяснили, что раньше этот социально значимый объект сначала принадлежал организации «Комхоз», затем «Жилсервис», сейчас официально обслуживанием кладбища занимается индивидуальный предприниматель, который установил мусорные контейнеры, а на содержание кладбища из бюджета посёлка выделяются денежные средства. Раньше, когда был «Жилсервис», вёлся журнал учёта, сколько умерших обрели здесь последнее пристанище, а сейчас - неизвестно.

После того как пьяный водитель врезался в ворота кладбища, их больше не закрывают. На некоторых могилах свалки из металлических оградок, ржавых памятников, крупногабаритного мусора, заросшие мёртвой высокой травой. Кладбище словно запущенный, искусственно состаренный без внимания человек. Глава посёлка поясняет, что кладбище действительно является социально значимым объектом, что по уму его содержанием должен заниматься МУП, но, из-за отсутствия такового, бремя заботы о нём добровольно взял на себя индивидуальный предприниматель.

«Под конец репортажа мы подошли к высокой оградке на две персоны с одной свежей могилкой. А ведь как кладбище разрослось, а родственники стараются своих рядышком хоронить, и за землю даже в форме налога не платят, и вопрос не отрегулирован, конфликт интересов из-за земли для последнего пристанища может вспыхнуть в любой момент. А если на это место кто-нибудь ещё претендует, вдруг тоже напишет письмо в редакцию и создаст прецедент?»,- спрашивает журналист газеты в материале «Забвение».

 

На сегодня это всё. Желаю всего доброго и удачи! 

Автор: Андрей ВЕРХОТУРОВ
Опубликовано: 24 февраля 2014
Система Orphus

Добавить комментарий
1 пенсионер
24-02-2014 12:23
"...и за землю даже в форме налога не платят.." Возник вопрос, а кто налог должен платить, покойник, который занимает место, или живые родственники.
0
0



^