RSS В контакте Одноклассники Twitter YouTube

Курсы валют

1 USD76,45561 EUR90,35521 CNY11,3841100 JPY72,9747
Ясно -5°C
9:18 среда
28 октября 2020
На ваши вопросы отвечают:
На вопросы отвечает руководитель Забайкальского центра инжиниринга Игорь Канунников Задать вопрос Игорь Канунников Вопросов: 6, Ответов: 6
На вопросы отвечает начальник отдела налоговой службы Елена Астраханцева Задать вопрос Елена Астраханцева Вопросов: 10, Ответов: 10

«ЗАКРЫТЫЙ ПОКАЗ БЕЗ ГОРДОНА» И «ВПЕРЕД! К ВЕГЕТАРИАНСТВУ?» - В ОБЗОРЕ РАЙОННОЙ ПРЕССЫ.

Версия для печати

Здравствуйте, предлагаю вашему вниманию наиболее интересные публикации за неделю.

 

Актуальную проблему, связанную с алкоголизацией населения, рассматривает «Сельская новь». Прокурор Акшинского района Антон Кожевников сказал, что проверки, проведенные за последние полтора года, показали, что есть предприниматели, которые продают алкоголь без лицензии, так называемый «паленый» алкоголь. Есть и другие нарушения закона, которые видны повсеместно.

 

В прошлом году 150 преступлений на территории района были совершены людьми, находящимися в состоянии алкогольного опьянения. Около 30 человек были привлечены к уголовной ответственности за продажу спирта на дому. А за первый квартал 2014 года на территории района направлено в суд уже 15 уголовных дел, касающихся незаконного оборота алкогольной продукции. Кроме этого, в производстве находятся еще порядка семи уголовных дел. Проходят судебно-химическую экспертизу 10 материалов.

 

Но особенно остро стоит вопрос о продаже спиртосодержащей продукции, такой как «Боярышник», «Композиция» и др. Из-за дешевизны население охотно приобретает её и откровенно спивается. Однако предприниматели, торгующие такими жидкостями, в корне не согласны с этим. Вот что говорит индивидуальный предприниматель О. Айвазян: «Эта продукция производится в России, значит, она должна реализовываться в России. Если Акшинский район входит не в Россию, а в Монголию, то, может, по монгольским законам будем жить. Тогда надо закрывать заводы. Эти жидкости, лосьоны продают и в аптеке». Ему вторит предпринимательница Л. Болотова: «Нам нужно зарабатывать, чтобы платить налоги, выплачивать заработную плату рабочим, нам нужно развиваться, а возможности заработать нет. Может, этим и вызвана продажа этой продукции».

 

Оказывается, что для многих личный бизнес и прибыль от реализации этой гадости превыше всего. «Несколько дней назад после 21-00 забежал в магазин, нужно было купить кое-что из продуктов. Стоявший рядом человек попросил продавца продать бутылку пива. Та пришла в ужас: «Да вы что, не знаете, что после 9 часов спиртным торговать нельзя?! Штраф до 150 тысяч рублей!» И не продала. В этот момент вошел молодой человек с трясущимися руками и блуждающим взглядом. «Боярышник есть?»,- спросил он. Ответ был такой: «Да, вон там стоит, рядом с крысиной отравой». Видимо, выручка для предпринимателей стоит во главе угла. Хоть бы на венок из нее скидывались тем покупателям, которым не повезло, что ли…»,- предлагает автор материала «Прибыль превыше всего?».

 

С реализацией мяса в Краснокаменском районе есть определенные трудности, об этом пишет «Слава труду» . С одной стороны, сельчане стараются увеличить поголовье скота в личном подсобном хозяйстве, чтобы как-то свести концы с концами при тотальной безработице на селе. С другой стороны, низкие закупочные цены на мясо и трудности реализации произведенной сельскохозяйственной продукции сводят на нет все эти усилия. Государство старается исправить ситуацию различными видами субсидий, дотаций. Получается не все, но подвижки есть. Однако, как говорится, не было печали.… Совсем скоро к этим проблемам добавится еще одна.

 

Технический регламент Таможенного союза «О безопасности мяса и мясной продукции» устанавливает обязательные требования к производителю. Требования регламента коснутся, прежде всего, тех, кто выращивает скот для продажи, а значит - практически всех сельчан. Особенно неудобным требованием станет обязательный убой животных в специально отведенных для этой цели местах – на скотоубойных пунктах. То есть, забить корову в своем дворе и самому же ее съесть будет можно, но самому забить и продать – нельзя. Введение этих норм планировалось уже с 1 мая нынешнего года, но по каким-то причинам действие требований отложено на год.

 

Понятно, что процедура забоя скота на специальных площадках не бесплатная, да и просто довезти тех же коров, свиней и баранов до пункта из сел тоже обойдется их хозяевам в копеечку. Соответственно, следующим этапом после введения обязательного промышленного убоя надо ожидать увеличение стоимости мяса для покупателя или уменьшение выручки за животное для производителя.

 

Краснокаменскому району повезло – на его территории расположен чуть ли не единственный отвечающий всем современным требованиям убойный цех на мясокомбинате «Даурский», и услуга для населения по забою КРС там тоже есть. В зависимости от транспорта (личного или мясокомбината), цены колеблются от 260 до 300 рублей за голову. Еще 155 рублей в сутки встанет услуга заморозки и хранения мяса при необходимости. Кроме этого, в убойном цехе остаются ноги, ливер, шкура животного. Мощности убойного цеха мясокомбината (до 160 голов КРС в сутки) достаточно, чтобы обеспечить потребность населения сел в промышленном забое скота.

 

Но даже сегодня цена «Даурского» на говядину не устраивает сельчан – сдают на мясокомбинат неохотно, несмотря на разные льготы. «Конечно, для нас, жителей села, это нововведение принесет дополнительные проблемы и траты. Например, стоимость одного только бензина для доставки скота на мясокомбинат «Даурский» из Кайластуя будет более 1,5 тысячи рублей, но нанимать машину, конечно, стоит гораздо дороже, да и не любая техника подойдет для перевозки. Будет ли строительство цехов выгодным для сельских предпринимателей, сомнительно, ведь забой большей частью сезонный, а не постоянный, коров в основном по осени забивают. А если честно, то есть надежда, что так и не будет введен этот запрет, потому что перейти на промышленный убой – задача сегодня нереальная», - считает Глава сельского поселения «Кайластуйское» Лариса Лапердина в материале «Вперед! К вегетарианству?».

 

Единственная аптека в Агинском округе, где изготавливают медикаменты по индивидуальным рецептам, на грани закрытия - об этом «Агинская правда». Сегодня муниципальная аптека №18 – это пустующие витрины и редкие покупатели. Однако к нынешней финансовой несостоятельности аптека шла на протяжении довольно длительного времени, и отнюдь не по своей вине.

 

Налаженную эффективность работы учреждения полностью «съела» новая система налогообложения. С первого января 2011 года аптеки перевели на общую систему налогообложения. В связи с этим российские аптеки оказались в крайне сложном финансовом положении: для большинства из них был отменен единый налог на вмененный доход, а ставка по страховым взносам сразу выросла более чем в два раза – с 14 до 34 процентов.

 

Льготным налогообложением могут пользоваться только мелкие аптечные киоски, в то время как крупные аптечные сети и муниципальные аптеки из-под льготного налогообложения выводятся. Закон вступил в силу, и аптекари стали платить налоги и взносы не как продавцы жизненно необходимых лекарственных средств, а как и все продавцы, подчас не всегда полезных вещей. Например, в Челябинске – в крупном промышленном и региональном центре – закрылись все муниципальные аптеки. И этот пример не единственный.

 

Вторым ударом для аптеки поселка Агинское стал переход к работе по закону №223-ФЗ, который предусматривает обязательное опубликование положения о госзакупках и план закупок, содержащий сведения обо всех товарах, работах и услугах, которые планирует закупать аптека в отчетном периоде. Это поставило муниципальные аптеки в дискриминационные условия по сравнению с частными аптечными предприятиями, на которые действие данного закона не распространяется.

 

Кроме того, большим бременем на хозяйствующем субъекте лежит ежемесячная оплата коммунальных услуг и электроэнергии. Муниципальная аптека находится в двухэтажном здании, и содержать его очень затратно. Руководство, дабы сохранить предприятие, приняло непростое решение – сократить штат сотрудников аптеки на треть. Сейчас также стоит вопрос об уменьшении занимаемой аптекой площади помещения.

 

«Так быть или не быть муниципальной аптеке? Можно ответить однозначно: аптека должна быть и точка. А вот как быть руководству аптеки в этой сложной ситуации? Этот вопрос пока остается открытым», - отмечает корреспондент издания в материале «Муниципальная аптека: быть или не быть?».

 

«Борзя вести» знакомит читателей с государственным образовательным учреждением для детей-сирот, оставшихся без попечения родителей, называющимся «Шерловогорский детский дом-школа». За этим длинным официальным названием на данный момент 123 детские жизни, из которых настоящих сирот всего двенадцать. Остальные – социальные сироты, дети, папы и мамы которых лишены родительских прав.

 

Не секрет, что ребята из детских домов довольно часто сворачивают на преступную дорожку, и причин здесь много. Одна из них – негативное влияние людей, которые внушают, что сидеть в тюрьме – круто. Быть блатным – еще круче, если сидел много раз – вообще, авторитет конкретный.

 

Чтобы развеять эти мифы, ребятам показали фильм о самой страшной тюрьме в России. В небольшом классе ребята смотрели на «романтику» тюремной жизни глазами журналистов. В фильме показывали жизнь заключенных в тюрьмах строгого режима и знаменитый Владимирский централ. За 45 минут они не увидели ни одной радостной улыбки, не услышали ни одного радостного слова, как у заключенных, так и у работников тюрем.

 

После просмотра фильма с детьми поговорили особые гости, Леонид и Василий, отсидевшие в тюрьме большую часть своей жизни, знающие все о так называемой «блатной романтике» жизни за колючей проволокой. Первый раз каждый из них попал за решетку примерно в том же возрасте, как слушающие их дети.

 

«Я рос на улице и тоже слушал сказки старших ребят о классной тюремной жизни. И мне очень хотелось заработать какой-то авторитет, быть крутым и уважаемым. Но, как попал за решетку в 14 лет, так и мотался из тюрьмы в тюрьму много лет. Самый большой перерыв между «отсидками» был три месяца, самый маленький – два часа. Мой сын вырос без меня, он сменил фамилию, чтобы не иметь со мной ничего общего. Настоящий авторитет, это когда тебя уважают дома жена, дети, уважают на работе, когда ты делаешь что-то действительно важное и нужное. А начинается все просто: пойдем, выпьем, покурим, пойдем, украдем. Запомните, настоящий друг никогда не позовет вас делать что-то плохое, разрушать свое или чужое здоровье. А те бывшие «зеки», которые говорят вам, что тюрьма это свой отдельный классный мир, просто самоутверждаются за ваш счет. Не будьте, как все, имейте свое мнение, ведь ваша жизнь – это только ваша жизнь»,- говорит один из гостей.

 

После общения, когда дети уже стали расходиться, одна девочка спросила гостей о своем отце, который недавно освободился и никак себя еще не проявил. Когда стали выяснять, откуда папа освободился, где мама, девочка заплакала.

 

«Всю дорогу ехали домой молча. Перед глазами стояла девочка с большими карими глазами, полными слез. Знаете, в детском доме есть все: где поспать, что поесть, во что одеться, есть с кем поиграть, есть, где поучиться. Там нет самого главного – мамы и папы. Чем тут можно помочь? Разве что просто усыновить или удочерить кого-то, подарив им новый дом, новую семью и другую судьбу»,- считает автор статьи «Закрытый показ без Гордона».

 

«Дороги, опасные для жизни» - материал с таким заголовком представляет «Северная правда». Дело в том, что сегодня путешествие автотранспортом из Новой Чары в Чару можно смело сравнить с медленной пыткой. Любой, кто хоть раз ездил в райцентр по делам, мог на себе испытать все прелести трассы. И если примерно две трети пути дорогу еще хоть как-то можно перенести, то участки трассы перед и после знаменитого размыва реально кажутся опасными для жизни.

 

Сейчас, отсыпанные песком, после потепления они все испещрены колеями, глубина которых кое-где достигает 30 сантиметров. Иногда на этих участках водители вынуждены ехать со скоростью пять километров в час, иначе у водителя и пассажиров создается чувство езды по «стиральной доске», а машину начинает «таскать» и заносить по всей дороге.

 

Причиной такого состояния трассы служит то, что, наряду с простым автотранспортом, по ней с завидной регулярностью совершают рейсы большегрузные автомобили, принадлежащие разрезу «Харанорский», а их тоннаж иногда достигает 80-ти тонн, на что дорожное полотно абсолютно не рассчитано. Более того, эти автомобили, доверху нагруженные углем, чьи кузова, в нарушение правил перевозки грузов, не снабжены защитными тентами, не только загрязняют дорожное полотно, но и создают аварийные ситуации.

 

Уже случались конфликты с рукоприкладством между водителями «большегрузов» и жителями района. Каларцы справедливо возмущаются, что «пришлые» разбивают одну из главных дорог в районе, взамен не делая ничего. К сожалению, изменить ситуацию сложно. Ограничений у трасс по тоннажу не имеется, запретить грузовым автомобилям ездить по ним нет никакой возможности. ГИБДД следит за скоростным режимом, за правилами перевозки грузов, но это все, на что имеются у неё полномочия. Администрация также разводит руками.

 

«Дорогие сограждане, возможно, в перспективе, каларские дороги обретут достойный вид. Ну а пока и пассажиры, и водители вынуждены терпеть моральные и физические муки по пути на работу, домой или по делам», - отмечает корреспондент издания.

 

На сегодня это все. Желаю всего доброго и удачи!

Автор: Андрей ВЕРХОТУРОВ
Опубликовано: 21 апреля 2014
Система Orphus

Добавить комментарий



^