Пилот вертолета Ми-6: Мой Афганистан

 «… 15 февраля 1989 года в 9:45 утра бронетранспортер Командующего 40-й армией генерала Громова, замыкавший колонны наших войск, пересек мост на государственной границе СССР. И лишь получив доклад о выходе «первого», вертолеты Ми-8 сняли пять групп прикрытия и самыми последними покинули Афганистан. За 10 лет войны советские вертолетчики совершили здесь более миллиона боевых вылетов и уничтожили сотни тысяч «духов», сами потеряв 333 машины…». Аннотация к книге М.А. Жорохова «Вертолетчики Афганистана». Три сотни вертолетов. А вместе с ними и людей – экипаж. Даже для десяти лет войны это большая цифра.

Кто хоть немного знаком с боевым искусством знает, что  эффективная авиационная поддержка во многом определяет успех боевых операций. В горной местности особенно.

Найти летчиков, принимавших участие в том затяжном конфликте, помогла 439 авиабаза армейской авиации.

Чужая земля

Сергей Владимирович Бадерко службе Родине отдал 32 года.  Соратниками по службе были вертолеты семейства «Миль» - Ми-6. Многоцелевой вертолет отслужил верой и правдой во многих «горячих» точках. 

- Ворошиловградское высшее военное авиационное училище штурманов закончил в 1980 году. Тогда в Афганистан уже были введены войска. А в июле 1982 года меня вместе с эскадрильей отправили на замену отслужившим ребятам в Кандагар.  Мне тогда было 23 года. С этого и началась моя боевая работа.

Месяц провели под Ташкентом. Своего рода адаптация, прежде всего, к климатическим условиям. Да и в  пилотировании нужно было перестроиться  - полеты при высокой температуре воздуха имеет свои нюансы. А дальше Кандагар…

- Никто не хотел туда лететь. На тот момент много людей погибло. Но приказ есть приказ и он не обсуждается.   Это моя первая настоящая война. Сначала  привыкали к пустыне. Представляете, кругом песок. Желтый, желтый… Пыльные бури. Летали – ничего не видно. Наша высота 3000 метров, а высота бури 2000 м. Песок везде: во рту, в глазах. Жили в бараках, но и они не спасали от него, - вспоминает Сергей Владимирович, - Просто адские условия: обшивка вертолетов нагревалась до 80 градусов, делая нахождение в нем невозможным. При такой температуре мощность двигателей падала, снижалась маневренность.

Жара, зной, палящее солнце, пыль и песок. Плюс сорок днем, зато всего плюс пять ночью. Но и с этими условиями летчикам приходилось мириться. Для обеспечения работоспособности машин эскадрильи приходилось прилагать просто нечеловеческие усилия.

- Однажды зимой температура опустилась до -5 градусов и нам  стало холодно.

Вот так. Однако местное население относилось к советским летчикам дружелюбно.  Любили просить керосин. Он был у них на вес золота. Афганистан – бедная  страна. Люди сильноверующие. Главное для них: земля, поле, вода. Молились и работали. Как муравьи-трудяги. За Коран могли убить.

- В основном общались с мужчинами. А на торговых лотках чаще стояли мальчишки, которые очень быстро научились говорить по-русски. Когда пришли американцы, они также шустро заговорили по-английски. Мы же очень быстро освоили афгани, хотя торговцы предпочитали расчеты за покупки нашими чеками, которые военнослужащие старались сберечь для своих магазинов.

На территории наших военных городов тогда были магазины, которые так и называли «чекушки». Созвучно с единицей расчета в них – чеком. В Советском союзе ничего не было, там же впервые появились гастрономические новшества, например, крабовые палочки. Вот и берегли чеки.

Я это видел, я это знаю

«Рабочий» день начинался с постановки боевых задач, расчета взлетного веса. Климатические условия диктовали свои правила полетов: авиация очень чувствительна к температуре, влажности и давлению наружного воздуха. Поэтому…

- Вставали в четыре утра, в 5-6 уже вылетали. Первый рейс: быстро выгружались и возвращались на обслуживание. И снова в воздух. До одиннадцати старались закончить, - вспоминает Сергей Бадерко, - Климат такой. Кандагар расположен на 1010м. над уровнем Балтийского моря. Летали при полном боекомплекте. После боевого задания осматривали вертолет на повреждения.

Вертолет шумная машина, поэтому не всегда можно было расслышать выстрелы. Попадания в грузовой отсек или фюзеляж вертолета обнаруживали уже на земле.

- Первое время летали на предельно малой высоте – 50-200 метров. Потом душманам стали поставлять ПЗРК «Stinger». Дорогое оружие для Афганистана. К тому же требовал определенного навыка при эксплуатации. Чтобы обмануть ракеты с тепловыми головками самонаведения использовали так называемые тепловые ловушки, создавая помехи для зенитного комплекса.

Тепловые ловушки – ложная тепловая цель, выделяющая при сгорании большее количество тепла, чем выхлоп двигателей самолета или вертолета.  После отстрела лжецель уходит в сторону от летательного аппарата.  «Увидев» такую ловушку, зенитная ракета перенацеливается на нее.

- Хотя был случай, когда ракета не среагировала на ловушку и попала в двигатель. Экипаж вертолета погиб.

На малых высотах было сбито много вертолетов, поэтому правила выполнения полетов пришлось изменить с учетом «новшеств» противника: перебрались на средние высоты. Это 2-3 км. После боевой арсенал неприятеля пополнился крупнокалиберными пулеметами ДШК.

- С 1985 года вылеты проходили с вертолетами сопровождения Ми-8 и Ми-24.

Кино наяву

Август 1983 года запомнился Сергею Владимировичу боевым вылетом по очистке «зеленки». Участники боевых действий в «горячих» точках знают, сколько хлопот доставляют эти островки.

Лесной массив, или «зеленка»  для бандформирований «божья благодать». Территория, плохо просматриваемая с воздуха, удачное место для схронов, засад,  передвижений и наблюдений.

- Вылетали из Кандагара. Аэродром в 50 км от города. На север – маленькая зеленочка, за ней горы высотой 4000-5000м. Там находились базы душманов. По зеленке они проникали в город. Перед нами стояла задача – окружить и уничтожить неприятеля, который был хорошо вооружен,  на лесном массиве. Нам нужно было высадить десантников. Вертолет подвергся обстрелу. Садились на площадку под пулями. Раньше такое видели только в кино: взрывы, вспышки, грохот, трассирующий огонь. На подлете замерли, дух захватило. Все наяву.

Наяву были и операции в Панджшерском ущелье, Бовиане.

Все время летчик провел в Кандагаре. Вторая «командировка» была с августа 1985 по декабрь 1986. Задачи те же. Перелеты на площадки аэродромов Баграм, Шинданд, Кабул, Чагчаран. И так до бесконечности.

 - Я совершил более 200 боевых вылетов. За это время моя эскадрилья потеряла два вертолета.

Сейчас Сергей Владимирович вспоминает боевые операции спокойно. Но откуда черпали силы и самообладание тогда?

Белый  лебедь

Так называли летчики самолет Ил-76.

 - Мы ждали, когда прибудет замена. Если прилетел Ил-76 – птица счастья, значит скоро домой. Переживали за семьи, ждавшие на родине. Делали календари, отмечали дни на них, - говорит ветеран Афганской войны.

Потом летели в Ташкент. Деньги переводили на специальные книжки. Первое что покупали – хлеб.

 - Домашнего  очень хотелось и…водочки. В Афганистане спиртного не продавали. На родной земле хотелось своего, родного.

…На вертолете Ми-6 Сергей Бадерко совершил 189 боевых вылета. Что такое «боевой вылет»? Можно сказать, единица измерения боевой работы в военной авиации. Перевозка личного состава, грузов, местного населения, медикаментов, раненых… Это не полный перечень задач для экипажа вертолета. А потом в жизни Сергея Бадерко был Чернобыль, была Чечня…

Но это уже другая история…





Эта статья опубликована на сайте Забайкальское информационное агентство
http://zabinfo.ru/