На пороге 90-летнего юбилея: Мы не старые, мы – давнишние

<dl><dt>Мое первое знакомство с Николаем Богодуховым состоялось у него в квартире. Смотрю на крепкого ветерана и не верю в то, что ему почти девять десятков лет. «Мы не старые, мы – давнишние», - смеется долгожитель и приглашает войти.</dt><dt> </dt><dt style="margin-left: 30px;">Детство босоногое</dt><dt>- Родился я давно, 24 декабря 1925 года в селе Шебартуй Улетовского района. Я местный гуран, - начал свой рассказ Николай Богодухов, - Семья большая была. Родители мои были зажиточными крестьянами. Достойно жили. Батраков не держали. </dt><dt>В 1932 году семью Богодуховых раскулачили. Собрав оставшееся имущество, семья покинула Шебартуй и отправилась искать новое место, чтобы обосноваться. На станцию Хушенга Хилокского района шли пешком через тайгу. </dt><dt>- Образование у меня четыре класса. Перешел в пятый. А в школу-то тогда ходили пешком. Снег выпал, холодно было – ноги отморозил. На том мое образование и закончилось.</dt><dt>Работать Николай Леонтьевич не боялся никогда. </dt><dt>- С раннего детства к труду приучен. Пахал на быках, сеял, молотил, косил, - делится мой собеседник, - А как иначе…</dt><dt>В 1936 году отец Николая Леонтьевича умер – на лесопилку отправили работать. Там простудился и слег. </dt><dt>- В 37-м мы вернулись в Шебартуй. Работал я, чтобы прокормиться. В 12 лет стал погонщиком скота.</dt><dt>А в 43-м семнадцатилетний Коля встал на защиту свой Родины…</dt><dt> </dt><dt style="margin-left: 30px;">Боль от войны</dt><dt>О войне Николай Леонтьевич говорить не любит – слишком много судеб искалечила, слишком много ран оставила.</dt><dt>- Переживаю после таких разговоров долго. </dt><dt>На фронт наш герой не попал.</dt><dt>- Везли нас в сторону Курска, но не довезли. Доехали мы до станции Дивизионная под Улан-Удэ, там нас развернули и отправили на восток. Конфликт с японцами набирал обороты.</dt><dt>36 стрелковая дивизия стояла неподалеку от монгольско-китайской границы в поселке Улан-Цырик. Один за другим поступали сообщения о нарушениях границы.</dt><dt>Николай Леонтьевич – участник Хинганско-Мукденской операции. </dt><dt>В ночь на 9 августа передовые и разведывательные отряды советских войск пересекли границу. Войска 36-й армии форсировали реку Аргунь, преодолели Чжалайнор-Маньчжурский укрепрайон и продвинулись в направлении Хайлара почти на 40 км.</dt><dt>- Зачастую многие жалуются: «Как плохо мы живем». Зря. Вот какую нищету мы там увидели! Подростки в шкуры обернутые, голодные. Вот это нищета. Мы просили старших, чтобы отдали им комплекты запасного белья. А как китайцы и японцы избивали людей! Страшно, просто страшно, - рассказывает он.</dt><dt>Война многому научила Николая Леонтьевича. </dt><dt>- Главное – жизнь понимать научила. Сначала было страшно, что убьют, потом боялись, что искалечит война. Видели бы вы, как люди калеками становились. И еще: на войне нет атеистов. Хоть и пропагандировали отречение от Бога, от церкви, только на войне крестились да молились все - от офицера до солдата, - с горечью вспоминает ветеран.</dt><dt>Демобилизовался, но жизнь без «баранки» и дорог уже не представлял.</dt><dt> </dt><dt style="margin-left: 30px;">Четверть века в пути</dt><dt>- Устроился на Черновскую автобазу водителем. Мы обслуживали предприятия угольной отрасли. Постоянные командировки. Сегодня здесь, завтра - там.</dt><dt>Там же, на Черновской автобазе, Николай встретил девушку Юлю. Понравилась.</dt><dt>- Она пришла туда работать диспетчером, - вспоминает Николай Леонтьевич.</dt><dt>Свадьбу сыграли в 1948 году. Вместе уже 66 лет – и в радости, и в горе. Сегодня чета Богодуховых может похвастаться двумя дочерьми, тремя внуками и пятью правнуками. </dt><dt>На Черновской автобазе отработал Николай Леонтьевич 25 лет. Прошел путь от механика до начальника отдела эксплуатации. </dt><dt>- Ко мне на работу устраиваться ребята приходили, а машину не знают совсем. Я их на автобазе учил шоферскому искусству, а они в это время слесарили. Потом сдавали на права, и я им давал машину.</dt><dt>Николай Богодухов - механик, если можно так сказать, от Бога. В Харькове окончил курсы на механика. Природная наблюдательность и интерес помогли быстро набраться опыта. Машину перебрать он может с закрытыми глазами.</dt><dt>Только не смог Николай Леонтьевич работать на автобазе. </dt><dt>- Если честно, то система угольной промышленности мне не нравилась, - откровенничает герой, - Однажды на автобазу приехал начальник областной пожарной части, полковник Семенов. Мы уголь с карьеров по пожарным частям на КрАЗах возили. Я ему говорю: «Возьми меня к себе». Он мне: «Увольняется старый водитель, приходи». Ушел я в пожарную часть и до сих пор не жалею. Прекрасно отработал».</dt><dt> </dt><dt style="margin-left: 30px;">Песни пройденных дорог</dt><dt>В пожарной части №7 стал старшим водителем. </dt><dt>- В пожарной охране мне понравилось. Дисциплина. Дежурили также сутки через трое. </dt><dt>Как рассказывает Николай Леонтьевич, работы много было. И небольшие пожары были и больших тоже хватало.</dt><dt>- Когда я туда перешел, много поджогов было. Подростки понаделают факелов, потом кинут их на стайки или тепляки. Они загорят, а от них дома. Рукава же раньше на ЗИС-5 были пеньковые, из конопли. Давление дашь, вода во все стороны – пока не намокнет. Начинаешь тушить, пять минут и вся вода вылилась.</dt><dt>Но работа в пожарной охране пришлась Николаю Богодухову по душе.</dt><dt>- К нам приходили молодые ребята - студенты. Нравились они мне. Грамотные, целеустремленные. А еще алиментщики работали. Оклады тогда маленькие были. Стыдил их: «Алименты детям копейки платите!» с таких-то зарплат. Я же партийный.</dt><dt>Если покопаться в закоулках памяти, много историй и воспоминаний из «пожарной» деятельности можно найти. </dt><dt>- Цистерны сошли на Кадале, больше суток тушили. Пока пеной не придавили. Сначала страшно было, потом привыкли, хладнокровие появилось. Помню, дома горели. Выбежала женщина и кричит нечеловеческим голосом. Я ей: «Что кричишь?», а она: «А вам не страшно?» Я говорю: «Нет». «Конечно, вы привыкли», - продолжает кричать женщина. Спрашиваю: «У тебя муж есть?»,- она кивает головой. «Вот и иди к нему, а кричать не надо».</dt><dt>Тяжело было смотреть на людские беды, на обгоревших людей.</dt><dt>Люди на пожарах Николаю Леонтьевичу встречались разные: кто помогал, а кто мешал.</dt><dt>- Мешали в основном пьяницы да ханыги. «Сюда лей, туда лей». В панике зачастую от населения помощи никакой – лишь бы не мешали.</dt><dt>Рабочий день Николая Богодухова начинался с осмотра машины.</dt><dt>- Утром принимаю машину – обязательно загляну и удостоверюсь, что водой заправлена. Хотя пожарные автомобили всегда стоят с водой. Но для своего спокойствия проверял всегда. Поэтому не понимаю и осуждаю тех, кто говорит, что пожарные приехали без воды. Быть такого не может!</dt><dt>Вот так из смены в смену стоял ветеран на страже человеческого спокойствия.</dt><dt>- А я вообще спасатель, - улыбается Николай Леонтьевич, - В 38-41 годах спасал страну от голода, в военное время – от врага, потом оберегал просторы Забайкалья от огня.</dt><dt> </dt><dt style="margin-left: 30px;">Рыбак-чудак</dt><dt>Так себя с улыбкой называет ветеран. Николай Леонтьевич очень любит рыбалку и охоту.</dt><dt>- Смену отстоишь и на рыбалку, на Арахлей. У меня был горбатый «Запорожец». А еще же подмениться можно было. Тогда на Еравнинские озера. Чистый воздух, вода, тишина - таблетки не нужны стали.</dt><dt>Мелкую рыбу Николай Леонтьевич всегда отпускал «расти дальше», а крупный улов вез домой. Угощал родных, знакомых.</dt><dt>- Раньше дом на земле был. Там и солил, и коптил. </dt><dt>В разговоре о рыбалке наш ветеран оживился – видно, что рыбный промысел действительно по нраву. Спрашиваю:</dt><dt>- А почему рыбак-чудак?</dt><dt>- Так я же от процесса рыбной ловли получаю удовольствие. А рыбу практически не ем, разве что горбушу люблю. Окуней любил ловить, щук. Самая крупная попалась весом семь килограммов и двести граммов.</dt><dt>Еще одно место отдыха и свободы действий – огород. С разнообразными овощами, кустарниками и грядками Николай Леонтьевич на «ты». Даже сейчас, на рубеже своего 90-летия, он продолжает помогать дочери на ее приусадебном участке.</dt><dt>Вот так с улыбкой, легко рассказывает Николай Леонтьевич о своей жизни, которую простой-то, увы, не назовешь. Однако, несмотря на возраст, он бодр и позитивен. Посещает школы, детские дома. Общается с детьми и бывшими коллегами. А рядом верная спутница жизни Юлия Антоновна.</dt></dl>



Эта статья опубликована на сайте Забайкальское информационное агентство
http://zabinfo.ru/