Спасая жизни в воздухе

 

 

Крылатый спасатель

Самолет Ан-2, готовый к запуску двигателя, стоит в ожидании. Трудяга, которому не нужна полоса - он может садиться и взлетать с грунта, да и расстояния между населенными пунктами нашего региона преодолевает достойно. В готовности и экипаж самолета: командир воздушного судна Андрей Мишарин и второй пилот Евгений Торопов. Скольких больных они доставили в Читу, никто не считает. Да и надо ли?

Идет загрузка медицинского оборудования на борт. Переносной инкубатор, аппарат искусственной вентиляции легких в миниатюре, инфузоматы, позволяющие под контролем электроники вводить лекарственные средства с высокой точностью дозировки в нужные для пациента часы, и еще парочка коробочек со всякой «мелочью». Наблюдаю молча. Понимаю, что у маленького пациента большие проблемы со здоровьем. К счастью, современная медицина снабдила наш край всем необходимым оборудованием, позволяющим оказывать экстренную врачебную помощь вне стен стационаров. Бригады врачей укомплектованы мобильными устройствами, работающими на аккумуляторах.

Самолет готов. Запускаемся и вперед. По автомобильной трассе до Борзи порядка 400 километров, а это четыре часа движения на хорошей скорости. Только это небезопасно и не всегда возможно.

- На самолете, так скажем, на прямую – 300 километров. Это около двух часов перелета, - говорит Андрей Мишарин.

Увидели разницу? Как ни крути, но самолет в таких случаях не  сможет заменить ни один вид транспорта. Только Борзя не совсем отдаленный район края. Если взять север Забайкалья?

- До Чары, например, по воздуху от пяти до  шести часов лету.

А сколько на машине, при условии, что к населенному пункту автодорога есть, можно даже не считать. Слишком дорого  человеческая жизнь в цифрах получается.

Кого возят самолетами

Контроль за состоянием ребенка во время перелета будет осуществлять врач-реаниматолог отделения реанимации новорожденных Краевой детской клинической больницы Олег Благоразумов и медсестра того же отделения Елена Фисун.

Прошу их рассказать о том, в каких случаях предпочтение отдается транспортировке больных самолетами.

- Каждая больница имеет свой определенный уровень оказания медицинской помощи. В условиях больниц второго уровня, которыми являются районные больницы,  можно оказывать помощь, направленную на стабилизацию состояния больного. Третий уровень имеют большие стационары, объем лечения и обследований в которых более расширен, - объясняет Олег Благоразумов.

Если в центральной районной больнице появился пациент, состояние которого выходит за пределы оказания медицинской помощи этим учреждением, тогда он должен быть переведен в стационар, позволяющий оказать эту помощь.

- Непонятный диагноз или тяжелое состояние больного служит причиной перевода его в клинику более высокого уровня.

Информация обо всех тяжелых больных, появляющихся в районах края, передается диспетчеру санитарной авиации, который после приема данных связывается с врачом, ведущим на тот момент такого пациента. Если состояние больного не удается стабилизировать и подготовить к переводу в другую больницу, то в районные больницы выезжает консультационная бригада, чтобы на месте оказать помощь по стабилизации состояния больного.

- Стабилизация необходима для того, чтобы снизить риск ухудшения состояния больного в дороге. Наша задача провести предтраспортировочную подготовку так, чтобы свести к минимуму возможные осложнения, - говорит Олег.

Показание для транспортировки самолетами – это, конечно же, расстояние.

- Да, отдаленность населенных пунктов более 200 километров от краевого центра.

Еще, больные, которым по медпоказаниям противопоказана перевозка на автомобиле – роженицы, например. Так что, санавиация востребована всеми районами края.

Соотношение детей и взрослых, перевозимых самолетами, примерно одинаково.

- Из детей больше транспортируем новорожденных и детей раннего возраста. Потребность в санавиации с годами растет за счет увеличения рождаемости недоношенных детей в районах края, - уточняет врач-реаниматолог.

Ей нужна помощь

- Сегодня нам нужно перевести в Краевую детскую больницу малыша, которому всего вторые сутки. Состояние при рождении оценивалось как тяжелое. Врожденные воспалительные процессы в легких, иными словами, врожденная пневмония, привели к тому, что ребенок не может дышать самостоятельно. Врачи Борзинской больницы при постоянном консультировании специалистами санитарной авиации проводили мероприятия, направленные на стабилизацию состояния ребенка, - рассказывает Олег Благоразумов о цели нашего полета в Борзю.

Андрей Мишарин извещает, что до районного центра осталось совсем немного.

- Там за озером Борзя.

Садимся на отдаленной от города поляне, на которой нас уже ждет машина скорой помощи. Едем в больницу.

- На подготовку к транспортировке может потребоваться около двух часов. В некоторых случаях больше, - объясняет Олег.

Что же, пока специалисты готовят малыша, успеваю побеседовать с медперсоналом районной «здравницы».

- Это хорошо, что еще самолетами можем отправлять острых больных в Читу, - говорят мне работники, - А то попробуй от нас уедь. Да, и не довезешь по таким дорогам.

Нужны самолеты Забайкалью, нужны.

 

 

Летим в Читу

Подготовка, как и предупреждал Олег Благоразумов, заняла порядка двух часов. Теперь ребенок в надежных руках. Переносной инкубатор с кислородным баллоном аккуратно перенесли в машину скорой помощи. Розовая ленточка говорит о том, что за жизнь маленькой девочки борются сегодня доктора. Кроха подключена к аппарату искусственной вентиляции легких. Подергивающаяся верхняя губа подсказывает, как тяжело достаются организму молекулы кислорода.

Скорее к самолету. Подготовка к вылету заняла менее пяти минут. Боясь помешать специалистам, присела в стороне. То, что я увидела за один час и сорок пять минут обратного полета, просто поразило меня. Честно. Врачи оказывали медицинскую помощь на высоте где-то около 1,6-1,8 тыс. метров в маленьком самолете ребенку, который родился чуть более суток назад, временами изъясняясь между собой просто на пальцах. Упаковки от стерильных расходных материалов – шприцев, зондов и перчаток, через некоторое время стала напоминать небольшую горку. Из-за громкого рева двигателя самолета мой слух выхватывал еле уловимый звук пульсоксиметра, показывающего частоту пульса и насыщение крови кислородом. Где же ты, Чита? 

Шасси Ан-2 коснулись взлетно-посадочной полосы, как и положено, через один час 45 минут. Две машины скорой помощи въехали на территорию аэропорта. Одна заберет новорожденного, а другая?

- У нас еще один санрейс в Усть-Каренгу. Два часа с небольшим  перелета по времени. Заправляемся и вылетаем, - говорит Андрей Мишарин.

Экипаж и медицинская бригада работают как одно целое. Равнодушных нет.

- Мы с пониманием относимся к работе врачей. Также и они понимают специфику нашей деятельности. Всегда помогаем загружать и выгружать оборудование и, конечно, больных, - подтверждает экипаж.

…Мы на земле. Маленький человечек в реанимобиле. Усталость на лицах врачей говорит о том, что перелет дался нелегко.

- Мы с Леной летаем 21 год. И всегда волнуемся за своих крошечных пациентов, - подтверждает мои наблюдения Олег Благоразумов.

А как иначе, достойные представители своей профессии.  И лично от меня экипажу Ан-2 и докторам, пронесшим жизнь ребенка по воздуху, искренний поклон.





Эта статья опубликована на сайте Забайкальское информационное агентство
http://zabinfo.ru/