Как опозорилась правящая партия

Разговор о проблемах Забайкальского края с депутатом Государственной думы от КПРФ Владимиром Поздняковым, который с 3 по 6 февраля с рабочим визитом посетил наш регион, начался ну очень издалека: с Гайдаровского и Давосского форумов, бездушной технократической цивилизации и альтернативной энергетики, которую активно развивают в Германии, Австрии и США. Лишь после этого мы снова «очутились» на забайкальской земле, а точнее в Агинском районе, где побывал депутат, чтобы узнать, как в крае развивается солнечная энергетика.

Рассказал Владимир Георгиевич о богатом крестьянско-фермерском хозяйстве Цындымы Базарсадаевой близ села Кункур Агинского района, о том, что эта самая солнечная энергетика находит себе там применение и о том, как он поддержал предложения главы Агинского бурятского округа Ананды Дондокова о развитии овцеводства и, в частности, тонкорунного производства. Но, к сожалению, оптимизма в плане перспектив региона все это не прибавило, и разговор логически перешел в плоскость анализа социально-экономической ситуации.

Номенклатура губернатора и новое правительство

– Вы уже неоднократно высказывались о негативных последствиях оптимизации в медицине и проблемах образования в Забайкалье. И все-таки, как бы вы оценили работу регионального правительства, особенно в области социальной политики?

– В целом сейчас я не готов давать оценку социального блока. Знаю, что в образовании довольно сложная ситуация была в начале года и она не разрешена. Вообще, тот или иной министр в регионе – это номенклатура губернатора. Министерство образования недавно сняло эту обязанность с губернатора и само планирует назначать министров из-за комплекса недостатков – это и забастовки, и задержки зарплат. Сейчас, по разговорам – документов у меня пока нет, – довольно сложное, предзабостовочное состояние складывается у работники больниц и поликлиник в Читинском и Приаргунском районах. В детсадах Читинского района, в учреждениях социальной сферы арестованы счета. В каждой школе и медучреждении есть свой счет, на который поступают бюджетные средства для оплаты коммунальных услуг и зарплат. Когда по заявке о долгах перед теми организациями, которые обеспечивают учреждения водой и электроэнергией, Арбитражный суд принимает решение закрыть счета, в таких условиях ищут какой-то выход. Скажем, из трех-четырех школ с закрытыми счетами один разблокируют, и на него будут поступать деньги на всех – зарплаты хоть как-то выплачиваются. Правилен ли такой подход, не знаю, это решать правительству.

Бюджет рассчитан на 8 месяцев, а что потом? Сейчас тришкин кафтан тянут, куда-то что-то вытягивают. Надежды на получение федеральной финансовой помощи очень мало. Народ нищает. Во всяком случае, обстановка социальная, психологическая и политическая – очень тяжелая. У нас терпеливый народ, пояса затягивают, зубы стискивают и ждут, когда все это закончится. Или когда рванет. Этого не надо допускать. Ну а что делать? Надо коллективно искать выход, решать проблему глобально, а уже частные проблемы решить будет проще.

– Как продвигается на высшем уровне вопрос об участии Забайкалья в госпрограмме социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона до 2025 года? И можно ли вообще говорить о таком участии?

– Ответа на этот вопрос пока нет. Свои возможности депутата я пытался применить путем обращения о присоединении территорий опережающего развития к Дальнему Востоку. Получил ответ из Министерства экономического развития, что этот вопрос можно рассматривать, не дожидаясь трехлетнего периода, после которого по закону должен решаться вопрос с моногородами. Ведь для того, чтобы объявить моногород, глава региона и глава монообразования посылают заявку в министерство. А чтобы подготовить заявку, требуется вычислить географические, демографические, социально-экономические плюсы и минусы, возможности и перспективы моногорода – нужно ведь обосновать выделение средств. Я сейчас вышел с предложением к полномочному представителю президента по Сибирскому Федеральному округу, чтобы он взял это на контроль. Но пока ответа нет.

В августе 2015 года, в Усолье-Сибирском премьер-министр Дмитрий Медведев проводил совещание по моногородам, где говорилось о том, что сегодня по всей стране есть возможность потянуть только 18-20 моногородов из трехсот с лишним, из которых 34 в СФО. Сейчас, как известно, на разных уровнях активно рассматривается вопрос о Краснокаменске, подписано предварительное соглашение. Проблема – отсутствие денег, а на самом деле – отсутствие нормального управления в стране. Нужно правительство социально ориентированное, правительство народных интересов, коалиционное.

Выборы в Госдуму и политтехнологии

– Говоря о правительстве страны, планируете ли вы выдвигать свою кандидатуру на выборах в Государственную думу, которые пройдут в сентябре? Что предлагают забайкальские коллеги?

– Сегодня у нас прошел пленум крайкома КПРФ, где было принято постановление о том, что и как делать. Определенная часть партийного актива настаивает, чтобы представитель в Госдуме был из местных, чтобы он, зная чаяния и проблемы региона, сумел решать их на федеральном уровне. Это понятно психологически, но как решить ситуацию организационно – на это ответа нет. Здесь есть и плюсы и минусы. Я не считаю, что это должно быть обязательным условием. Окончательное решение принимает съезд партии, который пройдет примерно через неделю после указа президента о назначении выборов, а он должен выйти в промежутке между 5 и 17 июня. А если в июне решение будет принято, то до сентября останется совсем немного времени, и вся агитационная, организационная работа будет обречена на неуспех. Поэтому КПРФ в целом, как партия уже приняла решение: есть определенная группа людей, которые сегодня уже работают депутатами Госдумы, у всех есть поручения работать с прицелом на то, что решение на съезде будет принято в их пользу.

Что касается процедуры выборов, то одномандатный округ – это большая сложность, потому что, по нашим экспертным оценкам, чтобы стать депутатом, кандидату нужно порядка 100 тысяч голосов избирателей. Два округа в Забайкалье – это примерно по 400 тысяч в каждом, если округлить. На думские выборы явка составляет где-то 50%, значит 200 тысяч на округ. Вот эти 200 тысяч и будут распределены на четырех представителей парламентских партий и 10-12 человек из внепарламентских. Например, «Родина» или партия с какой-нибудь аббревиатурой типа КПСС – Коммунистическая партия социальной справедливости. Мы называем это спойлером, но на самом деле такие партии создаются, чтобы у настоящей коммунистической партии забрать голоса. Это лукавство, игра и политтехнологии. Поэтому определяться нужно сегодня. Если это должен быть «свой», то нужно определить кто. На пленуме выдвинули шесть человек, а кто конкретно из них – этого не определили. Поэтому в постановлении сегодняшнего пленума решено закончить эту дискуссию, а сосредоточиться на работе штабов, создании программ, региональной и по направлениям: сельское хозяйство, промышленность, образование, медицина. Ведь за всем этим стоит конкретный избиратель, которого интересуют пенсии, зарплаты, детсады – это масса вопросов.

К тому же сейчас будет оценка того, кто ты есть. Как будешь действовать – в интересах избирателя или в своих собственных, и как голосуешь – подчиняешься ли воле правящей партии. Например, принимался вопрос о детях войны, но Госдума не приняла этот закон. 10 человек проголосовали против, в том числе Николай Говорин (депутат ГД от Забайкальского края). Остальные единороссы не голосовали, тем самым провалив закон. КПРФ в полном составе, в том числе и ваш покорный слуга, голосовала за принятие. А правящая партия сегодня опозорилась. Она провалила все социальные задачи, которые ставила: и по прожиточному минимуму, и по потребительской корзине, и по минимальной заработной плате. И потом, не Путин же возглавил «Единую Россию», а Медведев, над которым уже висит дамоклов меч отставки.

– Каковы, на ваш взгляд, шансы КПРФ в предстоящих выборах?

– Прогнозы – дело неблагодарное, но тем не менее… Победит КПРФ – победит народ. Будет у нас 226 голосов, мы сможем принимать законы, но не любые. При 301 голосе мы можем принимать любой закон, и вот тогда уже жизнь изменится. И Конституция будет социальная, не будет платного образования, платной медицины. При тех 90-92 голосах, как сейчас, мы только имеем право дать поручение Контрольно-счетной палате проверить расходование бюджетных средств того или иного подразделения, госкорпорации или министерства. Или подать заявку на проверку конституционности того или иного закона. Хотя и здесь есть лукавство. Ведь когда приняли закон о переносе выборов в Госдуму с декабря на сентябрь, то его признали конституционным. Получается, 18 сентября пройдут выборы, депутаты VI созыва уже не будут иметь должности, но жить будут в тех же гостиницах или служебном жилье, находиться в тех же кабинетах и получать зарплату. Новые депутаты придут – куда им? Значит, будут новые расходы. И власти пошли на эти дополнительные расходы, потому что не уверены в результатах выборов, если бы те проходили в декабре. В сентябре еще атмосфера отпускная, летняя, сады-огороды и так далее. А в декабре, зимой – пусто в кармане, в огороде, в магазине. Поэтому сориентировались и перенесли на сентябрь. Там тоже мудрецы, думают хорошо.

Музей-церковь и демократический централизм

– Вы, как известно, поддержали проект увековечивания пешего перехода декабристов из Читы в Петровский Завод. Не могу, поэтому, не спросить о вашем мнении по поводу темы передачи здания Музея декабристов в ведение церкви.

– Советское государство много сделало для восстановления здания. Забайкальской патриархии предлагалось его забрать – отказались, потому что в таком невзрачном состоянии находилось. Но когда здание отреставрировали и сейчас с ним все более-менее благополучно, тут митрополия местная решила свою руку к этому приложить. И казаки здесь появились, говорят – наше. А исследователи говорят, что во время строительства этой церкви в Забайкалье их и в помине не было.

Я в данном случае за справедливое решение. Есть примеры: Исаакиевский собор в Санкт-Петербурге. В советское время это был музей религии и атеизма. Сейчас как музей он остался, но там по определенным дням проводятся богослужения. В принципе, так можно было бы и здесь решить. Вообще, в сложное для страны время такие вопросы, как вынос Ленина из мавзолея, демонтаж памятников, передача музеев церкви – все это вносит в общество раздор, а этого нельзя допускать. Выходит, что принципиально и вопрос еще решен, а в общественное сознание эта идея уже выброшена. Один бросает заявление: «Не отдам!», другой говорит: «Заберу!».

Я за то, чтобы сохранить музей. Однако и интересы митрополии здесь тоже отметать нельзя, потому что крест ведь стоит. А значит, когда давалось согласие на реконструкцию его в таком виде, были какие-то договоренности. Рубить с плеча сейчас категорически нельзя.

– По результатам рабочей поездки как бы оцени работу забайкальского крайкома КПРФ, какие задачи стоят перед ним сейчас?

– Это мои единомышленники, коллеги, товарищи, поэтому камень в их сторону бросать не буду никоим образом. Есть претензии, но это уже касается отдельных личностей. В организации, в партии, как в семье – ссорятся, ругаются. Есть много общего, есть и оценочное. Чем, однако, отличается политическая семья, так это тем, что у нас есть принцип демократического централизма: до принятия решения – свободное обсуждения, после принятия – единомыслие, перерастающее в единоделание. В обычной семье это не всегда проходит.

Что касается задач. Если говорить, что население проголосует за КПРФ, то сегодня это будет очень мало – 10-12%. Чтобы победить, нам нужно порядка 30%. А для этого нужно объединить многих, те категории населения, которые увидят в партии свое будущее. Повторюсь, победит КПРФ – победит народ. Я к этому именно так отношусь. У нас прекрасное прошлое, со всеми минусами, конечно, но и плюсами. Однако 20 с лишним последних лет показывают, что все призывы и действия новой власти не приводят к коренному улучшению жизни людей. Нет гарантий ни в образовании, ни в здравоохранении, ни в работе – нет ничего этого. Когда-то мы рассматривали социализм как преимущество перед капитализмом. Сейчас мы сами стали диким капитализмом. На Западе все это уже устоялось за 200 с лишним лет, а у нас вырабатывается и вырабатывается, а перспектив по-прежнему нет. И люди должны осознать это, а для этого до человека надо дойти и рассказать.

Против нас мощнейшее средство массовой информации, телевидение, условие которого – информационно-психологическое воздействие. Как говорил кто-то из рекламщиков: «Дайте мне средства на рекламу, и я продам самовар по цене атомной бомбы». Задача КПРФ – объединить большую массу разных людей, поставив перед каждым человеком вопросы: «Ты хочешь жить лучше? Ты хочешь, чтобы у тебя было будущее?» Все политические партии об этом говорят. Но надо, чтобы человек сопоставил программу партии с конкретными фактами и своим личным опытом.





Эта статья опубликована на сайте Забайкальское информационное агентство
http://zabinfo.ru/