«Мне посчастливилось родиться на Севере…»

  - Нина Васильевна, когда и почему вы начали писать свои первые литературные произведения? Что послужило толчком к творчеству?

  - Я родилась и провела детство на севере Читинской области. Сейчас экстремалы-туристы из разных уголков мира, в особенности – из цивилизованных стран – едут к нам в Сибирь, на «дикий Север». Чтобы  ощутить ярость стихий. Увидеть слепящую белизну снега, многоцветье радуги на ледниках. Покорить неприступные горы, пиками гольцов дырявящие облака. Испытать себя на стойкость, наконец…  А мне посчастливилось там родиться. Родители мои, правда, это счастьем не считали. На Север попали не по своей воле. Отца, студента-четверокурсника Ростовского медицинского института, арестовали за участие в студенческих волнениях, и по этапу, как «политического», отправили на лесоповал в Витимо-Олекминский эвенкийский округ. Он вместе с другими заключенными в конце тридцатых годов валил лес и ошкуривал бревна на реке Студеной (притоке реки Тунгир). Срок у него был небольшой - три года. Но не пережил бы южанин суровых морозов и полуголодного существования. Валенки и выданную  робу заключенным просушить за ночь не удавалось, от печки «политических» оттесняли уголовники. В сырых валенках и влажной телогрейке приходилось изо дня в день идти на смену – на сорокоградусный мороз… Люди падали на мерзлую землю и больше не поднимались.

А Ваську, студента-медика, политические решили спасти. Собрали у всех своих курево, подкупили этим подношением охранника, уговорили его переправить Василия на материк – в селение Тупик на Тунгире (так прежде называлось село Тупик, районный центр Тунгиро-Олекминского района). Там, на фактории требовался фельдшер. Васька же – без пяти минут врач.

Отец поначалу был лекарем при фактории. А когда срок наказания истек, взялся строить больницу. И до сорокового года работал там в качестве санитарного врача, и одновременно - главного.

В сороковом Василия Коледнева перевели в Тунгокоченский район, назначили заведующим районным отделом здравоохранения недавно образованного (после расформирования Витимо-Олекминского эвенкийского округа) Тунгокоченского района. Его отличали хозяйская хватка, умение налаживать связи и добывать для больницы необходимые средства, аппаратуру, лекарства. Он сумел достать для больницы жарочный шкаф для дезинфекции одежды, и даже перевез на санях из Калакана рентгенаппарат.

А мама училась на старшем курсе мединститута в городе Омске. С началом войны многие дисциплины сократили, и ускоренно выпустили дипломированных врачей. Парней - всех до единого! - отправили на фронт. Девчонок разослали по госпиталям. Моя мама попала на Север, в эвенкийское село Тунгокочен. Фронту позарез требовались пушки, самолеты, оружие. Приобретать стране Советов многое приходилось на золото. И на пушнину, она приравнивалась к «мягкому золоту». Эвенки - прирожденные охотники, звероловы. Но простужались, попадали в лапы медведей, так что работы врачу в северном краю хватало.

Мои родители поженились в сорок втором году. Я родилась уже после войны. Мои ровесники  не вошли в категорию «дети войны». А война ещё долго аукалась, в особенности – детям. Все мои сверстники в нашем эвенкийском селе, я – в их числе, были рахитами. Причина – недоедание. И львиные дозы рыбьего жира, которым нас пичкали, не спасали… В семь лет у меня из-за авитаминоза и нехватки нужных веществ в организме отказала кровосистема, всё тело покрылось гнойниками – живого места не было. Мне кололи антибиотики, переливали кровь, грели под кварцевыми лампами… тщетно. 

Я  превратилась в сплошной нарыв, сгусток боли. Спасла шаманка. На тунгусских целителей было открыто гонение, уцелевшие скрывались от властей. Но эта тунгуска сама пришла в сельскую больницу, попросила доверить ей умирающую девочку (меня). Мама решилась, хотя была членом партии коммунистов, партийным секретарем, и ей этот шаг мог аукнуться «волчьим билетом».

Шаманка за семь дней поставила меня на ноги. Она спрыскивала меня водой из родника и на закате солнца шептала заговоры/

С тех самых пор я с большим вниманием отношусь к верованиям коренных северных народностей, к их культуре и фольклору, методам целительства. В университете, я училась на историческом факультете, изучала антропологию и археологию. В зрелые годы занималась научной журналистикой, исследовала мифологию эвенков. Не случайно мои первые литературные опыты – эвенкийские сказки, и легенды народов Севера. И до сих пор тема Севера - ведущая в моем творчестве.

- У вас в роду были писатели, или люди, склонные к творчеству?

- К великому сожалению плохо знаю свою родословную. Отец умер рано, а до этого жил отдельно – не сумела его расспросить. Мама избегала вспоминать прошлое, слишком тяжелы были воспоминания… Но все наши родственники по маминой линии были людьми одаренными.

Знаю, что бабушка (по маминой линии) - родом с Алтая. Ее родная сестра Софья была прорицательницей. В войну женщины из близлежащих и дальних  алтайских деревень добирались в ее селение, чтобы узнать о судьбе своих мужей, братьев, сыновей. И она, глядя на фотографии, безошибочно говорила, кто из них жив и вернется домой, а кто убит или сложит на фронте голову. И время подтверждало ее слова. Она во сне – загодя! -  увидела, какую смерть примут ее собственные сыновья. Один, пожарник, сгорел заживо в огне, спасая людей. Второй погиб на фронте… Бабушка Соня говорила, что это ее расплата за предсказания: человек не должен заглядывать в будущее время.

Мамин младший брат Виталий был одаренным художником-самоучкой. В 1943 году в семнадцатилетнем возрасте его призвали на фронт, погиб под Сталинградом. Мамина сестра Мария занималась вышивкой. Подивиться на ее полотна приезжали люди издалека – весть о чудо-работах вышивальщицы разносила народная молва.

           

А мама день и ночь была занята на работе, она была главным врачом читинской городской инфекционной больницы. Лишь в восьмидесятилетнем возрасте я попросила ее написать  свои воспоминания о жизни и работе в Тунгокочене. И поразилась. Ее слог был точен, язык свеж и ярок. В ней Отечество потеряло одаренного литератора. Но получило самоотверженного, ответственного, отзывчивого врача, память о котором ещё долго будут хранить северяне.

- Скажите, пожалуйста, какие  события или встречи оставили след в вашей жизни, повлияли на вашу литературную судьбу.

 - Запомнила свою первую учительницу литературы в пятом классе. Как антипод учителя… Моя семья тогда перебралась из Тунгокочена в Читу. Город поразил меня. Тем, что люди,  показалось мне, живут в каменных клетках с узкими оконцами. По утрам короткие перебежки в другую клетку - кто в школу, кто на работу. И вечерами, по темноте, вновь возвращаются в свое каменное логово. Горожане не видят солнца, не видят звездного неба, не слышат музыки ветра, не ощущают дыхания земли. Даже сама земля тут упрятана под асфальтом.

А я тосковала по тайге, по алому всполоху сопок при цветении багульника, по перезвону горных ручьев. И в своих сочинениях на свободную тему вспоминала о том, как в лютые морозы взрывается наша речка Каренга – вода в ней промерзает до самого дна, а подземные источники с силой выталкивают лед наверх… и как на лету замерзают во время зимней стужи воробьи, падая к моим ногам.

Учительницу это отчего-то не на шутку сердило. Она зло и  размашисто писала в моих тетрадях: «Не фантазируй! Всё равно лучше Гоголя не напишешь!»

И это был Урок №1 для меня: не слушать авторитетов, прислушиваться, прежде всего, к своему сердцу. 

Ну а после, уже во взрослую пору, было немало знаковых встреч с необыкновенными людьми. На севере Забайкалья, в селе Чапо-Олого, повстречала пожилую эвенкийку Марию Спиридоновну Курбалтунову. Она была истопницей в местном клубе. Зарплата – мизерная. В доме у нее из мебели был лишь сколоченный из досок топчан, такой же сбитый из досок стол, и две табуретки. Из одежды лишь телогрейка. Но она жила очень легко, меньше всего заботилась о накопительстве. Лишь выдавалась свободная минута - закидывала за плечи ружье и отправлялась в тайгу на охоту... Она была неграмотная.  Но понимала язык  белок, слушала со вниманием птичьи голоса – они предупреждали о чём-то, читала звериные следы… Более интересной собеседницы не припомню.

В США, на Аляске, меня познакомили с эскимосским писателем. Старый человек, убитый горем, у него незадолго до нашей встречи покончил с собой единственный сын. Но старик-эскимос нашел в себе силы быть внимательным ко мне, отвечал на все расспросы о своем творчестве… 

-  А кого ещё из писателей можете назвать своим Учителем?

- Это, безусловно, Антон Павлович Чехов. В затруднительных ситуациях всегда перечитываю советы, которые он давал своей литературной ученице Лике Мизиновой и друзьям-писателям. По-моему, Горькому, Толстому, Бунину… Нахожу те же ошибки и у себя.

- Назовите, пожалуйста, ваших любимых писателей.

- В разные периоды жизни - это разные авторы. В молодости увлекалась авантюрными произведениями Джека Лондона. В зрелые годы моей настольной книгой стал «Маленький принц» Антуана де Сент-Экзюпери. За чистоту и прозрачность описанных в сказке отношений между живыми существами.

Богатству языка училась у Исаака Бабеля… Сейчас читаю и перечитываю «Капитанскую дочку» А. С. Пушкина. Он гениально просто написал о сложнейшем историческом пласте в судьбе нашего народа. Учусь у него простоте в подаче литературного материала. А из современников - это Варлам Шаламов, он ушел в мир иной не так давно. Это даже не литература, а куски плоти – с кровоточащими ранами.  

- Нина Васильевна, а что вы скажете по поводу фразы «писатель – вымирающая профессия…»

- Ну, прежде всего, теперь это – не профессия. Писателю не начисляется трудовой стаж, и, по истечении срока, естественно, пенсия. Когда-то поэта Иосифа Бродского причислили к тунеядцам. С тех пор, похоже, в нашей стране  ничего не изменилось. Не работающие (охранниками, учителями-репетиторами, корреспондентами, пресс-секретарями,  и кем угодно, лишь бы выжить), просто пишущие люди в представлении обывателей и власть предержащих людей считаются бездельниками. Книги издавать литераторам приходится также на свои средства. Вот и получается, что пробиться к читателю могут лишь люди обеспеченные (замечу, не всегда – талантливые). Участь остальных – писать «в стол».

У нас в регионе - вроде бы! – писателей и поэтов поддерживают спонсоры, выделяют им средства на издание книг. Но вот кому выделить - решают сами, а художественный вкус их зачастую подводит. А то и вовсе не читали произведений обласканного ими автора, но лично приятен – похоже, единственный аргумент.

С таким подходом, точно, вымрем. Вот, к примеру, взять соседнюю Иркутскую область. Там губернаторская премия литераторам – 2, 5 млн рублей. На эти средства иркутские писатели (пять человек) могут издать свои книги. И лучших авторов там выбирают не местные спонсоры, а жюри из маститых писателей-москвичей, в «амикошонстве», или желании угодить нужным людям и кумовстве не замеченных.   

- Но, вопреки всему, в журналистике вы стали обладателем званий «Журналист Сибири» и «Золотое Перо России». В литературе - также заметные достижения.  Вам дважды удалось стать обладателем звания Серебряное Перо Руси (на международном творческом конкурсе «Золотое Перо Руси»), и только за последние три года стать победителем и лауреатом в шести различных международных литературных конкурсах.  

 - Признание на международных конкурсах действительно пришло. И это во многом помогает. На Чукотке (за счет средств правительства Чукотского автономного округа) издана моя книга «Золотая нить. Эвенкийские сказки». В сборнике «Голос Севера», Москва, опубликован цикл моих рассказов о северянах. В этом году поступило предложение публиковать свои произведения в сети журналов «Дружба народов»… Но у меня не издано пять подготовленных рукописей. Это продолжение сборника «Планета Эвенкия. Век 21», это рассказы-фэнтези, это научная журналистика… То, что хранится  «в столе»,  значительно перевешивает опубликованное… Читатель меня, настоящую, пока не знает.

 - И всё же… Что вы можете пожелать начинающим авторам?

- Дерзайте! Пишите не ради успеха, а ради самовыражения, желания донести свою правду, рассказать о своем видении жизни.

 

И, если на вашем творческом пути встретятся узколобые ценители, желающие обрубить вам крылья, вспомните Урок №1: всегда доверяйте своему сердцу.

- Спасибо.

 





Эта статья опубликована на сайте Забайкальское информационное агентство
http://zabinfo.ru/