«Интернатовец», культура призывников и полицейских, РЖД-облава - в обзоре краевых СМИ

Наши СМИ продолжают лаконично и просто рассказывать своим читателям о сложном, доводя через судьбы до их восприятия и животрепещущие проблемы забайкальцев. Например, если не удалось в жизни стать настоящим отцом и дедом, то хоть звание «интернатовца» государство обещает присвоить, но через справку. Если ты деградировавший призывник, то возможно в армии тебя исправят и, вернувшись домой, устроишься в полицию и не попадешь в ряды тех, где «погоны не краснеют». Об этом, о метеолокаторе, РЖД-облаве, о культуре писали и обсуждали краевые СМИ

Ни отец, ни дед, а интернатовец…
Весь край, благодаря СМИ, будоражит тема - как одинокого пожилого Владимира Гобова «выгнали на улицу из Атамановского дома-интерната», не приняв его на постоянное место жительство одним моментом. Лишь только сердобольный таксист, да мэр Хилка Владимир Кудрик были озабочены проблемой дедушки. А причина очень банальна - «справочный» бюрократизм с одной стороны, когда на справку нужна другая подтверждающая справка, а с другой - привычка из советского прошлого, что государство должно…

Корреспондент «Вечорки» Любовь Юрьева дает пояснения о случившемся от первых лиц, побеседовав с героями данной истории.

Директор Атамановского дома-интерната по медико-социальной реабилитации Лариса Валерьевна Ловцова: «Начнем с того, что никто из работников дома-интерната не выгонял пожилого человека той ночью. На момент изучения представленных документов у Владимира Ивановича отсутствовали данные о прохождении флюорографического осмотра. На основании приказа Минсоцзащиты Забайкальского края мы не можем принимать и в интернат лиц без результатов флюорографического исследования, иначе мы поставим под угрозу жизнь и здоровье всех остальных наших пациентов. Владимиру Габову было предложено пройти флюорографическое обследование в любом лечебном учреждении Читы следующим же утром, а ночь провести в холле на диване, так как карантин и изолятор были заняты, а на улице уже темно. Однако таксист решил, что деду спать в холле не положено и буквально волоком вытащил Габова на улицу».

Владимир Иванович Габов: «Я еще по молодости все бросил, ушел из семьи и женился на молодой. Но она меня «кинула»: забрала все имущество, отобрала дом и выбросила на улицу. Долгое время жил у родной сестры на Алтае. Но сестра умерла, дом ее родня решила продать, а мне некуда стало идти… Я вспомнил, что в Забайкалье, в селе Линево Озеро, у меня есть родные дети: два сына и дочь. Я надеялся на радушный прием. Но его не было?! (Габов делает очень удивленные глаза и ждет сочувствия, и продолжает) Дети рано остались без матери - у не обнаружили рак… Выросли не пойми кем - денег у них нет, сыновья пьют, дочь в магазине работает за копейки. У них свои проблемы - и родной отец им стал не нужен… Не воспитал я их людьми, как-то упустил этот момент (грустно вздыхает)…».

В итоге Владимир Грабов все же получил свое место в доме-интернате и по его словам, претензий ни к кому не имеет, ему в интернате нравится.

Чита без метеопрогнозов
Журналист «Эффекта» Алексей Будько на страницах еженедельника поднял тему градостроительства, из-за чего, в погоне за квадратными метрами, «забывают» об уже имеющихся объектах, которые, в свою очередь, играют не последнюю роль в существовании столицы Забайкальского края.

«Второй год на северной окраине Читы, на месте бывшего городского автомобильного рынка ведется строительство микрорайона Царский. В целом жилмассив расположен весьма удачно, но мало кто знает, что часть будущего поселка угодила в 200-метровую охранную зону находящейся через дорогу читинской метеостанции. Когда Царский только планировался, один из домов по улице Ковыльной должен был закрыть своими габаритами станционному метеолокатору МРЛ - весьма крупный сектор неба. Последствия могли быть весьма серьезные.
- Метиолокатор МРЛ-5 предназначен для отслеживания и прогнозирования локальных метеоусловий, их скорость и направление смещения, высоту верхней границы облачности. Радиус действия локатора 300 километров. Работает он в теплое время года - с 1 апреля по 30 октября. В холода его аппаратуры мы не включаем, - рассказывает Алексей Андрюк, руководитель Забайкальского управления гидрометеорологии и мониторинга окружающей среды». Синоптики подали в суд на застройщика, получили судебную поддержку своей правоты. Застройщик же пошел на встречу, добровольно уменьшив этажность дома, чтобы радиолуч проходил за горизонты крыш новостроек. Но специалисты, по словам журналиста, говорят, что для того, чтобы сделать какие-то выводы о влиянии окрестных домов на метеопрогнозы, необходимо, чтобы прошло лет 10-15.

Погоны не краснеют
Сегодня основной контингент работающих в отделах военных комиссариатов - женщины. Сопровождают будущих защитников нашей Родины на сборные пункты - тоже они. С какими действиями призывников и сотрудников правоохранительных органов столкнулась одна из таких работниц военкоматов, рассказывает Елена Лапшина в газете «Земля». «Издавна на Руси было принято парней на службу провожать со слезами и водкой. Следы и того, и другого еще не выветрились с двух, так сказать, защитников, решивших продолжить обмывание не то скорбного, не то веселого мероприятия прямо в автобусе. Собственно говоря, картина не нова, не правда ли?

На подъезде к Нерчинску выпитое наконец-то стало выходить наружу. Крича сопровождающему: «Мать, когда остановимся и купим водки?», «защитники» параллельно выражали полноту своих чувств трехэтажным матом, пытались угощать пассажиров курицей и котлетами, заботливо положенными мамами в сумки сынков. Кости от несчастной курицы летали по всему салону, периодически попадая в людей.

Из-под полы хорошую закуску запивали надежно упрятанным пивом, однако закуска уже не помогала и парни пьянели на глазах.

Исчерпав свои возможности в успокоении, женщина-сопровождающий решила обратиться за помощью к сотрудникам полиции. На ее несчастье это был Шилкинский межрайонный отдел полиции. Несчастным в этот день было и крыльцо отдела полиции - бравые призывники, никого не стесняясь, оставили на нем следы жизнедеятельности, которые рвались наружу вследствие выпитого пива. Наверное, там до сих пор красуется большое замерзшее пятно и, наверное, наступать на него так же противно, как и скользко...

Дежурный офицер отдела полиции внимательно выслушал расстроенную и разгневанную одновременно женщину, и удалился - сообщить о визите незваной гостьи начальнику. Начальник заявительницу принял, внимательно выслушал и резюмировал примерно так:
«Автобус не является общественным местом». Логика, очевидно, примерно такова: если железная коробка отделяет десяток людей от остального общества, то этого общества происходящее в автобусе не касается. Следовательно, пьяные товарищи, буянившие в транспорте, нарушителями не являются.
- А то, что, Галина Вениаминовна, они на наше крыльцо, простите, помочились, вы сами и виноваты, если бы вы не привезли сюда этих граждан, крыльцо полиции осталось бы чистым и сухим, а мы - спокойно работали, не тратя время на ерунду. В общем, не мешайте работать.
- А, прокуратура где?
- Да вот же, через дорогу, - вежливо напутствовали полицейские работника военкомата. Намек был понят, тем более, прокуратура, действительно, вот она - рядом. А дальше началось действие третье этого комедийного фарса. В прокуратуре Шилкинского района царили чистота и порядок, а работники оказались намного доступнее обычным посетителям, нежели стражи порядка. Времени на раздумье «принять - не принять» у них ушло гораздо меньше. Встретивший неугомонную заявительницу младший офицер (дубль три) внимательно ее выслушал и вежливо предложил пройти к своему начальнику. Тот тоже был безукоризненно вежлив и тоже, в свою очередь, признавшись, что впервые сталкивается с таким обращением, предложил пройти к заместителю прокурора. Процессия разрослась до 3 человек. В таком составе делегация явилась к самому прокурору. Евгений Владимирович Деринг (дубль пять) внимательно выслушал непростую историю. Присутствующие сочувственно кивали головами и соглашались: надо что-то делать. Однако в результате длительных переговоров и бесед с отделом полиции (что через дорогу) фарс окончился бесславно и продолжения не имел. Галине Вениаминовне предложи- ли убраться восвояси - то бишь в автобус, не являющийся общественным местом, и продолжить поездку - армии нужны солдаты, а стране - защитники».

РЖД-облава
Своими реформами в пассажирском движении ОАО «РЖД» закрыло доступ к самому памятному километру БАМа, где в 1984 году установлен обелиск в честь «золотой» стыковки. Почему ОАО «РЖД» рубит под корень все социальные достижения и для чего и кого мы строили БАМ? - этими вопросами озадачился Анатолий Снегур в «Забайкальском рабочем»

«Последний успех РЖД-реформаторов - ликвидация пассажирского поезда Северобайкальск - Новая Чара - Северобайкальск. Это был поезд, что ежесуточно курсировал по северным районам Бурятии и Забайкальского края. Его расписание было так составлено, что, казалось, лучше и не может быть. Его вагонный состав был таковым, что удовлетворял все категории едущих. В оборот он вошел со сдачей БАМа на всем протяжении в постоянную эксплуатацию.

Сейчас кажется сказкой, что был даже поезд, которым бамовцы без пересадки могли проехать от Красноярска через Тынду, Комсомольск-на-Амуре аж до самого Хабаровска.

Но вот пришло ОАО. Начали они с ликвидации основы основ человеческого благополучия - отлично выстроенного МПСом жилищно-коммунального хозяйства. Сейчас оно в таком состоянии, что описанию, не говоря уж об элементарной критике, не поддается. Затем пришла очередь школ, дедсадов, здравоохранения, котельных и пр., и пр. - всего «непрофильного».

А ОАО «РЖД» продолжает свирепствовать. Отменив самый демократичный, самый удобный для северян поезд, он продолжает свою облаву и санкционирует издание приказа «О запрете провоза в вагонах хозяйственных поездов, не работающих в ОАО «РЖД» граждан и иных лиц». Не работающие в ОАО «РЖД» - это понятно. А кто такие «иные лица»?».

Культура - по остаточному принципу
Беседу Александа Голубинского с нашим знаменитым земляком Юрием Мефодьевичем Соломины публикует газета министерства культуры края «Культура Забайкалья». Артист, худрук столичного большого театра, хотя он и называется «Малым», первый министр культуры новой России в начале 90-х годов - далеко не все достижения актера, режиссера, педагога, культурного деятеля.

Вот что о нашей культуре говорит Юрий Соломин: «К сожалению, Закон о культуре, который еще в 1990 году был почти готов, лежит и до сих пор не принят.

…Сегодня пристальное внимание уделяется Дальнему Востоку, Восточной Сибири, и думаю, что подлинная культура восстановиться. Сейчас за Урал выезжают симфонические оркестры, драматические театры, проводятся конкурсы, фестивали. Они востребованы. Один из живых и недавних примеров - музыкальные фестивали, которые проводит в Иркутске Денис Мацуев. Известно, что на последний фестиваль в Иркутск, например, прилетало несколько чартерных самолетов из Японии и Китая, а что говорить о колоссальном общественном резонансе в самом городе. Значит, есть надежда на культурное возрождение и развитие далекого края.

…Хочется приехать в Читу, какие бы обиды у меня не были там на кого-то. Я очень ценю одну из множества наград, дорогой мне знак «Слава Читы», да еще под №1».





Эта статья опубликована на сайте Забайкальское информационное агентство
http://zabinfo.ru/