Янданэ: роль, созданная для одного актера

Театр создан для актеров, настоящих актеров, которые знают способ донести самые важные фразы и слова, чувства и эмоции произведения, для своего зрителя. Но что есть истинный актер, тот, который гениально исполняет все свои роли, или тот, который создан для этой роли? Возможно, верными будут оба варианта. С одним из таких редких актеров, которые играют словно для них созданную роль, вплетающуюся в их собственную жизнь, удалось поговорить корреспонденту ИА «ЗабИнфо».

Янданэ - писатель и художник родом с Байкала. Сыграв в полусотне кинофильмов и телесериалов («Чёрная вуаль», «Termination men» («Предупредительный удар»), «Нанкинский пейзаж», «Поцелуй бабочки», «Сибирочка», «Сармат», «Пантера», «Медвежий угол», «Черкизона», «Участковый» и т.д.), он теперь с триумфом вернулся в родную Сибирь в составе МХАТа. Роль эвенка Ильи Еремеева в спектакле МХТ им. А.П.Чехова «Прошлым летом в Чулимске», который после Иркутска будет играться в Чите, - дебют Янданэ на профессиональной сцене.

«История моего попадания во МХАТ была такая: режиссер-постановщик Сергей Пускепалис не хотел никого гримировать под эвенка, поэтому он обратился на Мосфильм с просьбой найти нужного типажного актера подходящего возраста. И ему честно ответили, что такой актер у них один… Я же никогда не играл на сцене, но в свою очередь сказал, что не только был, но и снимался в Каннах, а с актёрами МХАТа играл в нескольких фильмах. И меня беспрекословно приняли в постановку МХАТа, чему я до сих пор до конца не верю, хотя уже отработал целый сезон», - рассказал Янданэ.

На вопрос, что он внес в эту роль от себя, актер сказал: «Мне повезло, что это не какая-то там надуманная история, а настоящая жизнь - чем и ценен Вампилов. И самое интересное, что судьба моего героя почти дословно повторяет мою судьбу. Ведь, точно так же, как мой герой эвенк приходит из тайги узнать, дадут ли ему пенсию - не имея никаких документов, ни справок, так и я пришел во МХАТ буквально из подмосковного леса, чтобы получить актерский диплом. Дело в том, что я уже 20 лет снимаюсь в кино, не имея актёрского диплома».

«И я постарался как можно больше внести себя в эту роль, то есть . Например, во фразе, что мне «пенсия давно полагается, потому что Зандеев Петька её давно получает», я говорю «Янданов Петька», потому что по паспорту я Янданов Петр (Янданэ - это псевдоним, одно слово без имени и фамилии). А в конце пьесы я говорю такую кардинальную фразу: «Нет, домой в тайгу ухожу, меня шишка-щепка ждет, щука ждет, белка тоже ждет». «Щепка» и «Щука» это названия театральных институтов, без учёбы в которых я как-то обошёлся. Иногда же, когда мы сидим в чайной, я начинаю икать: вгик! вгик!, - куда я хотел поступить на художественное, режиссерское и сценарное отделения», - поделился своими «секретами» Янданэ. «На актёрское же отделение у меня и мысли никогда не возникало поступать…»

«Мою роль в Большом Драматическом театре играл Олег Борисов, а в фильме «Валентина» Глеба Панфилова играл знаменитый Максим Мунзук, но Панфилов сократил пьесу, и образ эвенка размылся. Не знаю, насколько хорошо я играю, но я самый адекватный вампиловский эвенк. Потому что, во-первых, я вырос среди эвенков (у нас их в школе было полкласса) - в Нижнеангарске, через который потом прошёл БАМ, фигурирующий в нашем спектакле. Потом мы переехали в Братск, где было водохранилище, которое затопило все Илимски-Чулимски. Затем уже в Улан-Удэ я занимался в литобъединении у местного прозаика Кима Балкова, который дружил с Вампиловым в институте, и я после сам учился на филологическом факультете, в частности у сестры Вампилова», - добавил Янданэ про свою связь с произведением.

«Годами живший в разных своих мастерских в самом центре Москвы и немного устав от неё, я теперь забурился в самую лесную глухомань, поскольку литература и живопись требуют тишины. И самое уникальное в моей роли стало то, что я, как и эвенк по ходу пьесы, прихожу на сцену МХАТа грязный и потный - протопав, из-за нахождения моей машины в капитальном ремонте, пять километров пешком от своего загородного дома по болотистой местности. А прицепившийся ко мне чертополох гримеры потом используют для моей лохматой причёски. И я даже могу утверждать, что никогда ещё актер МХАТа так глубоко не входил в роль…»

«Комично и то, как театр буквально сливается с жизнью: как-то мне удалось переночевать в собственной гримёрке, чтобы не опоздать на утреннюю репетицию. Я был счастлив осуществить первую, так сказать, заповедь Белинского «Живите и умрите в театре!» - а эта ночёвка воспроизвела у ретивых служителей театрального заведения слово в слово реакцию бюрократа Мечёткина: «Ты что ночевал здесь что ли? А кто разрешил?! Не положено!» Что и побудило меня ругаться со сцены таким образом: «МХАТ, твою мат!»

«Вообще наши актеры постоянно на каждом спектакле вносят что-то свежее в игру, вставляя новые слова или целые фразы. Так, я в одной сцене пытаюсь наиграть на варгане «Дым над водой» «Deep Purple». Главным действующим лицом у нас и является вода, заливающая всю сцену, а советское радио служит полноправным героем. Некоторые сцены переставлены местами, внесено много нового в трактовку сцен, и я рад, что я принимаю участие в такой оригинальной постановке.

Если в кино я снимаюсь только из-за денег, но театр для меня святое, и хотя я пока являюсь актером одной роли, но так как я сам пишу пьесы, то в будущем планирую предложить их МХАТу, где будут, конечно, роли и для меня».

«Вообще же я во все свои роли стараюсь вносить что-то свое. В этом, собственно, и состоит творчество», - добавил Янданэ.



ФОТОРЕПОРТАЖ



Эта статья опубликована на сайте Забайкальское информационное агентство
http://zabinfo.ru/