«Волков всё больше» и «Красота, граничащая с запустением» - в обзоре районной прессы

Здравствуйте, предлагаю вашему вниманию наиболее интересные публикации за неделю.

Возвращаясь к прежним публикациям, газета «Борзя Вести» снова идёт в печально известный дом для ветеранов, чтобы проверить, изменилось ли что-нибудь в их жизни после всех обращений. Как говорят сами жильцы, на крыше что-то делали и даже запенивали, однако вода по-прежнему течёт в квартирах по углам, и уже появилась плесень. Вся вентиляция представляет собой сквозную дырку на улицу, прикрытую просто решёткой. Количество таких «дырок» впечатляет: на небольшую квартиру три – четыре сквозные отверстия. Жители заделывают их, кто чем может, а то ветер гуляет по квартире. Двери очень тонкие, больше похожи на межкомнатные. На стенах трещины, линолеум положен прямо на бетонный пол. Но самое главное, до сих пор не берут оплату за электричество. Люди приходят отдать деньги за потреблённую электроэнергию, а им говорят, что дом нигде не числится. Поставили одну антенну на весь дом. Телевизор не показывает. Завели книжку для оплаты за утилизацию бытовых отходов. Все жильцы платят регулярно, однако никто эти отходы никуда не утилизирует: нет контейнеров, не приезжает мусоровоз. Кто покрепче, носит мусор к соседнему девятиэтажному дому, кто послабже, себя особо не утруждает, поэтому около дома уже выросла приличная свалка. Подводя итоги увиденному, газета задаёт несколько конкретных вопросов: принят ли дом в эксплуатацию, и если да, то кто его принимал - дом на балансе нигде не значится; платить за электроэнергию некуда - кто же тогда этот дом подключил; и последний вопрос, кто должен убирать мусор. « Хочется с грустью констатировать тот факт, что поле чудес у нас в стране уже есть, растут, как грибы после дождя, и такие чудо – домики, что дальше? Может уже хватит лежать на печи, да на русское авось надеяться, пора бы уже брать ответственность за свою жизнь, за свой город, за свою страну»,- пишет в заключение автор, в материале под названием «Чудо – дом для ветеранов».

В октябре прошлого года администрация города Краснокаменска приняла от администрации района на свой баланс Краснокаменское автотранспортное предприятие (МУП «КАТП»). Досталось оно с огромными долгами (более 22 млн. рублей) перед ОАО «ППГХО», по налогам и зарплате. О работе предприятия сегодня и перспективах на будущее рассказывает газета «Слава Труду». Сейчас изношенность автомобильного и автобусного парков составляет 90% (всего там почти 50 единиц техники), а коллектив предприятия состоит из 250 человек. Два месяца назад работникам подняли зарплату на 10%, и теперь средняя зарплата составляет 19 тысяч рублей. При передаче сохранены все основные рейсы в городе, а также между Краснокаменском и сельскими поселениями. Сейчас рассматриваются условия, по которым «КАТП» можно будет передать в аренду частным предпринимателям. Во-первых, это снизит затраты городского поселения, а во-вторых - оживит предприятие, повысит качество перевозок и услуг. Но при этом контроль администрации над работой автотранспортного предприятия сохранится – и за количеством рейсов, и за расписанием маршрутов, и за стоимостью билетов – цена ни в коем случае не повысится. К сожалению, рейсов по маршрутам «Краснокаменск - Приаргунск» и «Краснокаменск - Забайкальск» сейчас нет, так как они убыточны (около 9000 тысяч рублей в месяц), и администрация города не может установить такую стоимость билета, которая компенсировала бы себестоимость перевозок, так как за такую цену мало кто поедет. Власти Краснокаменска и района неоднократно обращались в правительство края с просьбой признать эти рейсы социальными (в этом случае из краевого бюджета компенсировались бы убытки), но всегда получали отказ, так как департамент транспорта и дорожного развития заключил договоры по этим маршрутам с двумя частными предпринимателями. Обращались также за помощью к губернатору К.К. Ильковскому, но пока решение не принято.

«Люди бьют тревогу» - материал с таким названием публикует газета «Балейская Новь». Поводом для его написания послужило то, что жители микрорайона Каменка обратились в редакцию по причине загрязнения реки Унды, протекающей в этой местности. Вода в ней непонятно какого цвета, поверхность покрыта зелёной паутиной, отчего создаётся впечатление, что источник воды мутный и грязный. А ведь жители Каменки пользуются летним водопроводом, и в первую очередь всех тревожит качество воды, которую они используют в хозяйственных нуждах, ведь неизвестно, какие элементы, вредные для здоровья человека, в ней присутствуют, не говоря уже о самих обитателях водоёма. После обращения к главе района выяснилось, что ООО «Газимур» осуществлял сброс отходов производства с отстойников. В связи с этим администрацией района были направлены запросы в управление Рыбнадзора по Забайкальскому краю и в управление Росприроднадзора по Забайкальскому краю. Однако до настоящего времени ответов не поступало. Сами представители ООО поясняют, что уровень воды в этом году в реке Унда повышен, и там, где идут разработки, есть пласты известковой породы, которые окрашивают воду в зелёный цвет. «Однако следует отметить, что химических отходов, вредных для окружающей среды, в реке не обнаружено. В настоящий период проводятся мероприятия по устранению утечки загрязнённой воды из отстойников ООО «Газимур»,- отмечает корреспондент газеты.

Проживающие в селе Кайдалово, что находится в Карымском районе, тоже испытывают неудобства из-за реки, только её состояние здесь уже не при чём, а всё дело в переправе через родную Ингоду. Чтобы осветить эту проблему, местные жители пригласили к себе журналиста газеты «Красное знамя». В ходе ознакомления выяснилось, что с паромом всё нормально, он технически исправен и находится на плаву. А вся проблема заключена в паромщике: получив зарплату (5200 рублей), он в очередной раз ушёл в запой. Это, конечно, не нормально, так как образование детей и безопасность их и жителей села ставятся под угрозу, но ответственного паромщика в селе найти не могут. Всем предлагали, однако местные мужики категорически отказываются, потому что те, кто без работы, сами пьют: закалымят на спиртное, а там хоть трава не расти. В прошлом году был новый паром, так его ночью хулиганы отцепили, руль сломали, он по реке вниз и уплыл. На его восстановление потратили 80 тысяч рублей из местного бюджета. 60 тысяч дал район, а 20 тысяч изыскали путём привлечения спонсорских средств. Когда паромщика нет, то дети самостоятельно переправляются по реке. Если одна партия уплыла, вторая долго на берегу своей очереди дожидается. Зареканцев, как их здесь называют, а их порядка 20 человек, из школы никто не встречает, хотя свободным временем многие родители располагают. В порядке вещей, когда ребёнок по два – три часа может дожидаться переправы. Как утверждают местные жители, помимо зарплаты, паромщику ещё выдаётся специальная форма и обувь. Но если река меняется, из берегов после дождей начинает выходить или, напротив, мельчает, надо напрягаться, усилия физические прилагать, чтобы переправу нормальную обеспечить. А лень! Об этом говорят во всеуслышание, и никто этого не стесняется. «Если в деревне живёт столько умных людей, а такие социально-значимые вопросы может расшатать один пьяница, а остальное большинство пожимает плечами, на что эта деревня вообще в этой жизни способна? Почему на сход не собираются и не принимают решения? А если дети с паромом, не дай Бог, не справятся?»,- задаёт справедливые вопросы автор в статье под названием «Кайдалово. Все деловые при делах!»

Село Неляты Каларского района расположено в потрясающем по красоте месте. Бескрайняя река, завораживающие просторы, чистейший воздух, мир живой природы.… Однако при всём этом природном великолепии есть исключительно бытовые проблемы селян, о которых рассказывает газета «Северная правда» в статье с названием «Красота, граничащая с запустением». Первое и, пожалуй, самое главное неудобство – это нерегулярная доставка воды. А всё упирается в то, что «водовозка» уже давно «отжила свой век». Поэтому бывают такие периоды, когда воду завозят один раз в месяц, остальное время люди либо запасаются дождевой водой, либо топят лёд и снег – в зависимости от времени года. Единицы, у которых есть возможность, ходят на лодках на противоположный берег в бурятское село Таксимо. Новую машину обещали ещё зимой, но до сих пор ничего не изменилось. Плюс малое количество выделяемого бензина. На лето выделили всего три бочки. Не всё благополучно и со светом – в прошлом месяце его отключали, по меньшей мере, восемь раз. Вторая проблема – нерегулярное курсирование «маршрутки» в Куанду. Наличие менее пяти пассажиров экономически нецелесообразно, а в селе всего 45 человек, включая детей дошкольного возраста. Раньше врачи приезжали раз в год проводить осмотр, а сейчас и того реже. Но даже если врач выполнил свою работу, назначил лечение и препараты, а аптеки-то в селе нет…. Вся его работа сводится к нулю. Такая же история и с таксофоном: таксофон есть, а карточки для звонка отсутствуют, собственно как и пункт их продажи. С недавних пор в Нелятах начала работать мобильная связь, но это благодаря Бурятии, а именно бурятским сёлам. Эта схема распространяется и на телевидение – только бурятские каналы. Складывается ощущение, что село относится не к Забайкальскому краю, а к Бурятии, о которой жители Нелят знают больше, чем о своём регионе. «Хотелось бы отметить, что население в основном, - люди пенсионного и предпенсионного возраста. Все, кто мог выехать, уже это сделали. А как быть остальным? Село не входит в программу переселения или ликвидации. И вот, эти пожилые люди колют дрова, носят воду и испытывают другие тяготы жизни», - ставит грустную точку корреспондент.

Газета «Могочинский Рабочий» на своих страницах информирует читателей об увеличении численности волков в районе, и вследствие каких причин это стало возможным. В частности, корреспондент пишет, что, начиная с 60-х годов прошлого века, наблюдалось резкое сокращение численности этих хищников, так как в борьбе с ними применяли яды и привлекали опытных охотников-волчатников. Таким образом, с 1975 по 1978 год численность волка сократилась до минимума. Однако с 1992 года поголовье этих хищников резко возросло: борьбе с ними стали уделять мало внимания и перестали выплачивать премии за убитых волков, да и в прессе появилось много статей в защиту этих животных. Последние два года потребность в регулировании численности этого вида хищника в Забайкалье особенно стала актуальной. Волков, в условиях изобилия пищи, стало значительно больше, чем раньше. Они уже не доедают добычу, а, бросив остатки своей жертвы, устремляются за новой. В прошлом году бригадой охотников-волчатников в районе было добыто 33 волка, а с начала нынешнего - уже 35. Но многие охотники перестали добывать волков. Во-первых, сказываются бюрократические преграды. Во-вторых, волка добыть не так просто, и выданная за него премия, которая в Забайкальском крае составляет семь тысяч рублей, не окупает расходов (в соседней Бурятии, например, премия в два с половиной раза выше). В-третьих, волчья шкура должна пройти ветеринарный контроль в виде лабораторных исследований, которые проводятся в Чите, а за них тоже надо платить. И, наконец, последнее: Министерство сельского хозяйства до сих пор не перечислило деньги за добытых 35 волков, в результате чего охотники не могут получить положенную им премию. «Таким образом, на данный момент мы имеем фактические данные о том, что численность волка в районе продолжает возрастать»,- утверждает корреспондент в материале под названием «Волков всё больше».

На сегодня это всё. Желаю всего доброго и удачи!





Эта статья опубликована на сайте Забайкальское информационное агентство
http://zabinfo.ru/