«Миллионер из солдатской столовой» и «Как нам преобразовать УФСИН» - в обзоре краевой прессы

Здравствуйте, предлагаю вашему вниманию наиболее интересные публикации за неделю.

Чем «аукнется» амнистия для Забайкальского края, выясняли «Аргументы и Факты». Как известно, в декабре 2013 года российские власти объявили амнистию. В нашем регионе под неё попадает 340 человек, и к настоящему моменту свободу обрели уже около 50 из них. Девятерых выпустили из следственного изолятора, ещё на этапе рассмотрения дел. Двое вышли из колонии-поселения.

Точного прогноза изменения показателей преступности никто не строит, но перед властями края встаёт вопрос о социальной реабилитации осуждённых. Каждый понимает, что если вышедшему на свободу не дать работу и возможность себя прокормить, он вновь пойдёт на нарушение закона. Однако проблема заключается в том, что наш край практически не имеет возможности осуществлять социальную реабилитацию бывших осуждённых на должном уровне. Программа, которая предусматривает создание реабилитационных центров, соцзащиту и квотирование рабочих мест, практически не финансировалась.

«Не исключается, что амнистия может сказаться на криминогенной обстановке. Однако каждый осуждённый, попавший под амнистию, будет находиться под присмотром полицейских. Основное внимание отбывшим уголовное наказание уделяют участковые, которые запрашивают списки освобождающихся в УФСИН и ставят таких людей на особый контроль»,- отметил Роман Деев, начальник УМВД по Забайкальскому краю, в материале «Прощённые».

Подробно о резонансном увольнении врачей женской консультации из роддома, который находится на ул. Шилова, рассказывает «Комсомольская правда». Как известно, из-за крайнего недовольства условиями работы и заработной платы врачи роддома заявили о своём намерении покинуть это учреждение. Это решение пришло к ним не спонтанно, а как говорится, наболело. Прежде чем писать заявление об уходе, врачи пытались решить ситуацию мирным путём и даже написали открытое обращение к главе государства.

Первой решила уволиться заведующая консультацией – Елена Воробец. «После меня ещё десять врачей нашей консультации приняли такое решение. Нагрузка, которую мы выполняем, не соответствует ни одному стандарту. Про зарплату я вообще молчу»,- говорит Елена Борисовна.

По министерским приказам должно быть 22 участка, а по факту работает 9. Также, согласно опять же этим приказам, нагрузка на одного врача должна быть 15-17 человек, а по факту страховые компании давят на врачей, и в конечном итоге один специалист принимает 30-35 человек. О том, что это сказывается на пациентах, никто не задумывается. При этом один приём стоит чуть более 100 рублей. Деньги на перевыполнение плана доктора зарабатывают, а вот капитальные ремонты почему-то не делаются, и даже бахил в учреждении нет.

В течение 10 лет коллектив женской консультации ждёт новое полноценное здание, которое им обещали на всех уровнях власти Забайкальского края. Сейчас консультация занимает 500 кв. метров вместо положенных 3700. Специалисты вместо нормированных 20-25 минут на одну пациентку тратят 10. Нужно отметить, что если всё-таки эти врачи покинут свои рабочие места, более 1300 беременных женщин, стоящих на учёте, останутся без должного наблюдения.

«По поводу того, что в консультации вместо 22 участков работают всего 9, скажу: город большой, сама по себе консультация уже практически не справляется, но это связано с техническими современными требованиями. Есть мысли о том, что необходимо её расширить. Вариантов много: и сделать пристройку, и выделить отдельное полноценное здание. Что касается нагрузки, то это входит в компетенцию главного врача и заведующего женской консультацией. Но хочу отметить, что плановая нагрузка по прошедшему году по посещению в данном учреждении составила 74 тысячи человек, то есть нагрузка выполнена на 94%»,- комментирует ситуацию Валентина Лига, главный акушер-гинеколог Забайкальского края.

В минувшие выходные, 8 февраля, десант «Вечорки» выехал в Оловяннинский район и убедился в том, что строительство военного аэродрома в Степи на самом деле начинается. Точнее, пока идёт только демонтаж старой взлётной полосы. Подрядчиком этой важной стройки стало специализированное предприятие, аффинированное с Министерством обороны – Спецстрой. После реконструкции взлётно-посадочная полоса увеличится на 0,5 км в длину, а в ширину на 40 метров.

Первый десант рабочих - 17 человек - пока обживается у кромки старой «взлётки». Взору журналистов предстал табор, состоящий из современных модульных вагончиков с надписью «Спецстрой». В центре табора развевается на ветру флаг с фирменной символикой. Жилые вагончики для рабочих и ИТР дадут фору номеру «люкс» любой забайкальской гостиницы. Там есть всё: тепло, горячая/холодная вода, душевые и тёплый клозет. Есть отдельный вагончик-столовая на 20 человек.

В 800 метрах от табора весной начнётся строительство асфальтового и бетонного заводов, а также будет построен рабочий посёлок на 400 человек. По планам, этот посёлок будет состоять из таких же модулей-вагончиков, рассчитанных на четверых обитателей каждый. Кроме того, в задачу «Спецстроя» входит восстановление казарм для личного состава, который будет служить на аэродроме. Стройка рассчитана, по разным данным, на 2-4 года.

«Сейчас первостепенная задача – это демонтаж старой полосы. Мы должны убрать 8,5 тысяч штук плит (каждая весит более тонны – ред.). И приготовить их для вывозки. Плиты эти находятся на балансе у Оборонэнерго. Их увезут на соседний аэродром в Домну, чтобы подремонтировать там полосу. После демонтажа начнётся строительство новой «взлётки». Вот тут-то и понадобятся асфальтовый и бетонный заводы. Сначала пойдёт бетонная подушка, а затем мы её закатаем в асфальт»,- говорит Валерий Леонтьев, начальник участка главного управления строительства дорог и аэродромов Спецстроя РФ.

Также «Вечорка» на этой неделе рассуждает, почему на протяжении последних двадцати лет в российском обществе не утихают споры о том, как преобразовать систему исполнения наказаний. Вроде бы и реформировали её, создали отдельное ведомство – УФСИН, но это не изменило ситуацию. Было время, когда система исполнения наказаний входила в структуру МВД, и это ведомство считалось одной из самых мощных производственных структур в стране. Заключённые в СССР производили массу полезных вещей, валили лес, трудились на стройках пятилеток. При этом сидельцы имели возможность что-то зарабатывать.

Сегодня отлаженная система производства в тюрьмах и колониях порушена в процессе реформ. Труд, как один из самых действенных факторов, способствующих исправлению, таковым быть перестал. Но есть у этой медали ещё одна сторона – лишившись возможности зарабатывать, заключённые не имеют сегодня практически никаких возможностей возместить причинённый ими материальный или моральный вред. В подтверждение этого издание приводит показательный случай.

В 2004 году у Веры Фроловой убили мужа – трое отморозков, под видом пассажиров такси, сели в его машину и затем хладнокровно с ним расправились. Все трое получили длительные сроки заключения. Кроме этого, по приговору суда, в возмещение материального вреда с них должна быть солидарно взыскана сумма 78 272 рубля и компенсация морального вреда по 70 тысяч с каждого.

С момента решения суда прошло почти 10 лет, но ни одной копейки Вера Павловна не получила. На свои многочисленные обращения в Управление УФСИН по Забайкальскому краю она получала лишь одни отписки, которые сводились к тому, что исполнительные листы либо не поступали, либо потерялись, да и вообще возможностей для трудоустройства осуждённых руководство колонии не имеет.

Такое положение дел никак не устраивает Веру Павловну. Мало того, что те 300 с небольшим тысяч, назначенных судом в виде наказания в 2005 году, заметно обесценились за эти годы, так ещё, по мнению Веры Фроловой, УФСИН фактически не выполняет своих обязанностей, которые возложены на него государством.

«Я не понимаю, почему так происходит. У меня убили мужа. Я потеряла любимого человека. Мне одной пришлось поднимать детей. Все эти годы я исправно платила налоги. Получается, что, отрывая эти деньги от своих детей, я их платила для того, чтобы убийцы мужа на них ели, пили и спали. Я же не получила ни копейки от них»,- говорит Вера Фролова в материале «Как нам преобразовать УФСИН».

«Забайкальский рабочий» предлагает читателям материал о прошедшей в Чите пресс-конференции заместителя руководителя Россельхознадзора Николая Власова, где была затронута проблема распространения ящура на территории Забайкалья. Дело в том, что наш край является регионом с высокой степенью распространения заразных болезней среди животных. Так, в 2013 году в крае было зафиксировано 8 очагов в четырёх районах – Приаргунском, Калганском, Ононском и Краснокаменском. Нынче, 26 января, вспышка ящура произошла в селе Дурой Приаргунского района.

По мнению Николая Власова, распространение ящура связано с тем, что не были выполнены в полной мере все те мероприятия, которые предусмотрены действующей инструкцией по ликвидации и профилактике вируса. Не было проведено отчуждение животных. Также не уничтожили всех животных ни в марте, ни в сентябре прошлого года.

Чем дольше люди будут лояльно относиться к содержанию животных, особенно в личных подсобных хозяйствах, которые являются потенциальными переносчиками ящура, тем больший будет происходить захват территории. Правительство и государственная ветеринарная служба края должны принять решение об отчуждении животных и выплате компенсации тем людям, которые пострадают в результате убоя скота. Убой должен производиться на специально отведённых площадках либо на мясокомбинатах. Если проводится отчуждение, то собственнику должны компенсировать 100% рыночной стоимости отчуждаемого имущества. На сегодня численность чувствительных к вирусу животных в населённых пунктах составляет более одной тысячи голов КРС, около 1200 свиней, мелкий рогатый скот.

«Регион, как зона рискованного животноводства, входит в защитный пояс, который тянется от самых восточных окраин и до западных границ ЕС. Поэтому в Забайкалье необходимо создание современной ветеринарной лаборатории – опорного центра диагностики ящура и других болезней. Если брать оптимистический прогноз, то с 2015 года будет начата проектная часть, затем и само строительство. Лаборатория будет строиться на деньги из федерального бюджета, и какие регионы будут обслуживаться, станет известно к моменту запуска лаборатории. Примерная стоимость лаборатории без оборудования – от 350 до 500 млн. рублей»,- отметил заместитель руководителя Россельхознадзора.

Корреспондент газеты «Эффект» рассказывает, как один майор на обедах миллион долларов украл. Всё началось три года назад, когда питание солдат-срочников по всей стране было отдано на откуп частным фирмам. Как следствие, произошло заметное удорожание кулинарного процесса. Зенитно-ракетная бригада на станции Домна – часть небольшая, и здесь нет тех тысяч солдат, которые служат в пехоте. Надо было здорово постараться, чтобы там что-то нахимичить, но 36-летний майор Дмитрий Петров был грамотным и фартовым, поэтому ему сделать это удалось.

С февраля 2011 года Петров по долгу службы получал акты приёма-передачи услуг по организации питания солдат от некоего ООО «МТЦ». Цифровые показатели армейской гастрономии по бумагам были заметно завышены. Однако начпрод не думал светить фиктивные документы перед начальством. Он просто своим аккуратным почерком имитировал на них подпись командира части. Затем появлялись другие акты, в которых количество съеденного и выпитого воинами-зенитчиками соответствовало реальному положению дел. Эти бумаги майор нёс на подпись командиру. Потом, выйдя из кабинета комбрига, уничтожал подписанные акты, а первую редакцию документа заверял гербовой печатью части и возвращал представителю ООО «МТЦ». Оттуда документы предоставлялись в военно-финансовые органы для дальнейшей оплаты.

В итоге военная казна переплачивала за питание бойцов в отдельно взятой части от 629 тысяч до 3,9 миллиона рублей в месяц. Всего с марта 2011 года по март 2012 майор Петров вместе с региональным представителем «МТЦ» «нагрели» Минобороны на 29,9 миллиона рублей. Из этой суммы майору в качестве вознаграждения вернулось 910 тысяч. И это только та сумма, которую удалось доказать военным следователям.

А потом в региональном филиале ООО «МТЦ» поменялось руководство, но тактика действий майора осталась неизменной и при новом управляющем. Вместе с майором запаса Хачатуром Оганесяном, возглавлявшим аутсорсинговую компанию, домнинский начпрод успел кинуть свою часть ещё на пять миллионов рублей. Вознаграждение – 60 тысяч рублей. Это по официальной версии.

«Дмитрий Петров был приговорён к 7 годам лишения свободы…в колонии-поселении. Его подельник Оганесян, роль которого в афере была несравнимо меньше, почему-то направился в колонию общего режима, правда, на 5 лет. Кроме того, они выплатят 1,5 миллиона рублей штрафа: миллион – Петров и 500 тысяч – Оганесян. 35 миллионов рублей ущерба Министерство обороны будет требовать с мошенников в порядке гражданского судопроизводства. До этого момента деньги будут считать украденными»,- поясняет корреспондент издания в материале «Миллионер из солдатской столовой».

На сегодня это всё. Желаю всего доброго и удачи! 





Эта статья опубликована на сайте Забайкальское информационное агентство
http://zabinfo.ru/