Церковное пение - музыка для сердца и души

Читинцы встретили московский мужской хор «Православные певчие» полным залом и бурными аплодисментами, и со сцены краевой филармонии доносились мелодии церковного пения. Музыки, которую не надо слушать, музыки, которую надо просто чувствовать.

 

О том, что такое церковное пение и какое значение оно имеет для людей, корреспонденту «ЗабИнфо» рассказали регент хора Георгий Смирнов и солист иеродиакон Виталий.

 

 

- Сегодня в Чите снова аншлаг, всегда ли так в других городах?

 

- Несмотря на то, что я в хоре всего пару лет, я уже успел поездить и в разные города России и по другим странам везде и всегда полный аншлаг. Люди все-таки любят церковное православное пение, и всегда наш концерт заканчивается бурными аплодисментами.

 

- Можно ли тогда говорить о популярности такой музыки?

 

- Несомненно, своим пением сегодня мы распространяем не только культуру, но и веру. Люди приходят на концерт, не зная многое о церкви, но после они, может быть, придут в храм, и вспомнят о Боге. Такие воспоминания возникают даже во время концерта, потому что это же богослужебная музыка, она настраивает на другой лад душу, отстраняет от мирских суетных дел и направляет мысли к духовному.

- На кого рассчитана ваша музыка?

 

- Мне кажется, музыка рассчитана на разный контингент, конечно, больше на верующих, православных, но на наши концерты приходят и светские люди, которые любят церковное и хоровое пение. Они приходят слушать, потому что церковное пение - это эталон хорового пения. Например, у нас знаменитый Синодальный хор, который до революции гремел по всему миру, они пели даже в Италии перед Папой Римским, который им аплодировал. Традиция православного пения восходит в века.

 

- Кто является участниками хора?

 

- В первую очередь, конечно, это люди духовные, те, которые поют в храмах уже много лет. Некоторые из них имеют церковный сан - иеродиаконы. Например, наш солист иеродиакон Виталий, имея классическое музыкальное образование, решил посвятить свою жизнь богослужению и стал монахом, хотя у него остались звания лауреата Шаляпинского хора, но он теперь служит только в храме, иногда выезжает на такие концерты.

 

- С какой программой вы приехали в Читу в этот раз?

 

- Так как у нас великий пост, и недавно прошло Благовещение Пресвятой Богородицы, у нас программа посвящена этим событиям: постные песнопения, песнопения, посвященные празднику Пресвятой Богородицы, также у нас будет блок из чина торжества православия, будет исполняться редкостное произведение, которое написал наш регент - обработка древних рукописей анафематствование. Оно сейчас в церкви не проводится, но активно использовалось до революции.

 

- Можно поподробнее, о чем идет речь?

 

- Есть такой молебный чин торжества православия, где мы вспоминаем события IX века, когда были гонения в церкви на иконопочитание, с этого века и утвердился чин торжества православия, когда мы утверждаем православные догматы верой в Святую Троицу, в спасителя Иисуса Христа, в Богоматерь. Смысл в том, что почитание святых икон не есть идолопоклонство, а есть истинное учение православной веры. В этом чине есть такой блок, когда православная церковь отлучает - анафематствует неверующих, отрицающих бытие божие. Как раз этот блок в церкви сегодня уже не используется, а мы его воспроизводим.

- Как слушать и понимать такую музыку?

 

- Ее не надо слушать, ее надо чувствовать. Мы много гастролируем за границей, когда люди не понимают ни единого слова из того, что мы поем. Но когда нам удается создать действительно проникновенное пение, духовную атмосферу, люди чувствуют, что мы хотим им передать нашим сердцем и нашей душой. И их души волей неволей начинают резонировать вместе с нами, отзываться на наше пение. Очень часто мы видели, что даже у не православных, не русскоязычных людях текут слезы. Отзыв в душе создается, потому что они не столько слушают, сколько чувствуют.

 

- За 20 лет существования хора изменилось ли у людей восприятие вашей музыки?

 

- Если говорить, что происходит в обществе, то можно заметить, что в последние годы, по сравнению с той вакханалией, которая происходила в 1990-е годы, сейчас люди все больше понимают, что без того духовного стержня, который должен быть и у любого человека в сердце, и у государства, нельзя. Сейчас люди стали стремиться к тому, чтобы обрести этот духовный стержень. Сегодня в стране, которая была создана на многовековых православных корнях, мы видим еще большее стремление людей обратиться к Богу. Мы видим, что у людей в последние годы невероятная тяга к тому, чтобы возвысить и очистить свою душу, а мы в свою очередь, такими концертами делаем все, чтобы на концерте была практически такая же молитвенная атмосфера, как тогда, когда мы поем на богослужениях в храме.

- Вы много путешествуете, одинаково ли воспринимается ваша музыка в России и в зарубежных странах?

 

- Я думаю, что свойство человеческой души одинаково, любая человеческая душа способна воспринимать ту молитву, которую мы стараемся вложить в свои песнопения. Поэтому разницы тут, в принципе, никакой. Есть какие-то внешние обусловленности, как, например, в 1990-х годах, когда продвигалась музыка легкого жанра. На сферу музыки, которая содержит духовность, не было достаточного внимания, но сейчас все по-другому. У нас в начале нашего творчества практически не было концертов в России. Мы в основном гастролировали за границей, мы объехали много стран, Италию, Францию, Испанию, Новрегию, Германию, Америку, и везде нас прекрасно воспринимали. Там люди уже давно почувствовали, что духовность - это необходимое свойство человека, которое помогает ему понять и почувствовать себя, и жить в гармонии с окружающим миром и внутри себя.

 

Фото: Павел Гончаров





Эта статья опубликована на сайте Забайкальское информационное агентство
http://zabinfo.ru/