«Comedoz»: Наша музыка несет в себе только положительные эмоции

Совсем недавно в Чите прошел фестиваль региональной студенческой весны, который запомнился своей молодежной непринужденностью, новым взглядом на творчество студентов, и конечно же, яркими оттенками настроения. Более того, в Читу из Самары приехала регги-группа «Comedoz», а ее участники Павел Воробьев и Павел Радонцев поделились мыслями о своих творческих планах, размышлениях о творчестве и как добиться успеха и не сдаваться.

 

- Чтобы внести ясность, расскажите, в каком жанре вы исполняете музыку и почему?

 

 

Павел Радонцев: Изначально это «рагга». Почему именно она? Потому что это самое светлое направление, в котором тексты исключительно позитивные и музыка очень ритмичная, высекающая только положительные эмоции. Собственно главное, если она нравится нам, может быть она и понравится остальным.

 

Павел Воробьев: «Рагга» это точно неправильное название. Когда ты пишешь определенный стиль под определенное слово, и хотя бы один ритм не совпадает, это уже неправильно. У нас симбиоз.

 

- А есть ли у вас специальное музыкальное образование?

 

 

Воробьев. У меня нет музыкального образования, я все делаю на слух.

 

Радонцев: Меня вообще можете не спрашивать, я детский психолог.

 

- Тогда откуда пришла идея организовать такой проект?

 

 

Радонцев: Из чакр (смеется). Сначала мы делали юмористический реп, под эгидой проекта «Павлик». К слову, Паша нам в этом деле помогал силами студии, уютом и теплом. В один прекрасный день мы решили сделать что-то более стоящее. Просто я не люблю реп. Вкусы у нас разные, конечно, о них лучше не спорить, но то, что у нас называют репом, это фольклор на самом деле.

 

Воробьев: Я занимаюсь музыкой уже 13 лет, до этого делали всякие темы. «Comedoz» сам существует c 2012 года, 6 февраля был первый концерт. А как немузыкальный проект он появился чуть ранее.

 

- Сколько всего песен у проекта «Comedoz»? И какая из них самая близкая?

 

 

Воробьев: Хороших? Их девять. Самой близкой нет, потому что в каждой песне есть какая то строчка, или фрагмент с которой все начинается, ради которой стоило выпустить его вообще в жизнь. Поэтому каждый трек чем-то дорог. Я, например, не понимаю, почему «Ямайка» такая хитовая, что в ней крутого?!

 

Радонцев: Да у нас тенденции такие, что если ты пытаешься вложить много смысла, это плохая идея. Да, двадцать человек услышат, скажут «какая умная песня». Конкретной целевой аудитории у нас нет, мы делаем для тех, кому это понравится. Не имеет никакого значения, какого пола человек или чем он занимается, главное, что он близок нам по духу. Чем больше разносторонних людей, тем лучше.

 

 

- А откуда черпаете опыт и вдохновение для написания песен?

 

 

Воровьев: Тексты мы пишем сами. Мне раньше очень нравился Михей и Джуманджи, думаю, если бы он был жив сейчас, то натворил бы кучу прикольных штук. Потом Земфира и Сергей Бабкин из «5’NIZZA». Но меня привлекает именно творчество Бабкина, Я был на его концерте однажды и он просто убивал морально аудиторию. Думаю его вообще нужно слушать сидя в филармонии, а не как обычно – стоя.. А вообще есть много достойных групп, я с недавних пор стал открывать для себя прикольные коллективы даже в Самаре.

 

- Удается совмещать «Comedoz» с другими проектами или чему-то отдается больший приоритет?

 

 

Радонцев: Творчество - это наша жизнь, это наша отдушина и это же наш хлеб. Я на сцене с 9 класса. Я режиссер, я актер, я сценарист, автор песен и получается еще и певец.

 

Все это объединяется под одно название – творчество. Я на своем месте. Но мне больше нравится стендап, я очень скучаю по сцене, непосредственно по юмору. Живой обмен эмоциями - очень круто.

 

Вообще, мы переросли в «Comedoz» из однокоренного «Comedy». Мы с Денисом были резидентами в Самаре. Было прикольно, зал приходил посмотреть еще на «Павлика» в старом формате. Тогда он был миниатюрный.

 

 

- Какие у вас планы в дальнейшем?

 

 

Радонцев: Мы планировали снимать полнометражный фильм про Павлика. Но 1 апреля шутку со мной сыграло государство – выпустило закон о запрете мата в художественных фильмах. А ведь, как ни крути, из песни слов не выкинешь, и тексты, присущие именно этому образу, нельзя заменить. Сценарий уже написан, да и идея сильная, гасить и выбрасывать жалко. Поэтому планируется, что «Павлик» будет сниматься как сериал, 10 серий по 10 минут. Глупо не выпускать продукт на собственный канал, который смотрят в 230 стран мира. Да, мы 9 месяцев ничего не делали, но я написал массу проектов, о которых не расскажу, пока они не защищены.

 

Воробьев: У меня уже давно все связано с музыкой, своя звукозаписывающая студия, а еще я обладатель самой большой коллекции музыкальных инструментов в Поволжье. Их у меня более 150 штук. Сейчас в проекте сольный альбом «На волне», но он немного непонятный. Началось все с того, что команда КВН «Камызяки» предложила написать «совместку». Я им записал музыку, она им понравилась, но потом мне стало некогда, позже у них начались гастроли, а музыку жалко, и я написал трек сам. Буквально закончил его и сделал такое же предложение Марселю. Альбом получается не сольным, а «солянковым». Сейчас все 12 треков готовы, нужен только текст. Постараюсь к концу лета дописать альбом и сделать его веселым и позитивным, как «Comedoz».

 

-А как вы боретесь с отсутствием вдохновения?

 

 

Воробьев: Я стараюсь не писать, когда не прет, значит не пришло время. А не придумывается, когда не знаешь о чем писать. Как только ты придумаешь нестандартный концепт, способный заинтересовать, то все получается. Надо чтобы строчка была интересной. Например, песня «Поцелуй прямо в сердце» была написана вообще с конца. То есть сначала была последняя строчка, а потом она обрастала текстом.

 

 

- Банальный, но важный вопрос - как вам Чита?

 

 

Радонцев: Как Тольятти - широченные улицы, провинциальный городок. Храм у вас очень хороший, я по прилету сходил на службу. (приезд группы совпал с Вербным воскресеньем. - прим. ред.) Прикольно, что в центре бор и сосны, это классно. Не особо красивы дома из силикатного кирпича. Серенько так. У нас такие же строения, только из красного. Здорово, что горы вокруг города.

 

Воробьев: Мне понравилось, что город ровный и кварталы прямоугольные, аккуратные.

 

- Какие впечатления у вас остались от выступлений коллективов на «Забайкальской студенческой весне»?

 

 

Воровьев: Все участники с горящими глазам – это очень круто, я уверен, что если есть такая студвесна и она развивается, то все будет круто. Когда я вышел на сцену, у меня пробежали мурашки по коже. Я уже пять лет как не выступаю на студвесне и это очень печально. В моем университете завтра студвесна, а я здесь.

 

Радонцев: Все хорошо, все здорово. Одно, что я могу сказать точно про все города - умирает жанр студенческой миниатюры и это очень плохо. Пляски и песни всегда были и будут. Даже в наши самые лучшие годы не было конкурентов, люди выезжали за счет богатых родителей и сильных костюмов. А мы из самого бедного института, я так вообще не учился, а постоянно пульсировал в актовом зале. У нас была душа и фантазия. Кстати на голодную кишку и пишется лучше. Я могу сказать одно – лучше учиться в обычном вузе, где нищие и деревенские, чем в престижном вузе, где у родителей хватает денег на какой-то мифический статусный диплом. Ребята, которые сами себе протоптали дорогу, через тот же актовый зал, становятся успешными, рождают нормальные и гуманные идеи.

 

- Вы сами начали активно заниматься творчеством в студенческие годы, а сегодня добились весомых результатов и стали известны в России и уже зарубежом. Какой совет вы можете дать тем, кто сейчас только начинает пробивать себе дорогу?

 

 

Воробьев: Я всегда мечтал не о работе в каком-то непонятном месте, а о заработках с помощью музыки. Не о каких-то огромных деньгах, а чтобы на жизнь хватало и устраивало. Я единственный из группы смог сделать это. Остальные хотели того же еще сильнее, чем я но в итоге один уехал в деревню, другой где-то компьютерные игры пишет. Они до сих пор думают о музыке и хотят ей заниматься, но уже понятно, что ничего не получится. Они сдались раньше времени, еще в 2005 году.

 

Я не был на всероссийской студвесне ни разу, но участвовал в крутой команде КВН. Может быть, нас и взяли, только мы что-то как-то расслабились. Вообще надо не сдаваться, до последнего стремиться, если ты хочешь это получить, то нужно биться, а не так – «блин, не получилось, ну ладно, это не мое». Надо на 100% быть уверенным в себе.

 

Радонцев: Паша, если ты реально слесарь, и если ты думаешь что ты поешь хорошо, когда это не так, то лучше идти и крутить гайки. Просто нужно не сдаваться. Если творчество принадлежит тебе, то рано или поздно оно найдет тебя, вытеснит все остальное. Я семь лет на заводе вкалывал, учился на библиотекаря, а в итоге получил диплом детского психолога. Однако, я постоянно занимался творчеством. К слову, на студвесне я получал награды. Мы показали единственный, наверное, за десятилетие стем, который попал на всероссийскую студвесну и мы дважды брали гран-при. Творчество это хорошая школа, коммуникация, где получаешь навыки общения в социуме.

 





Эта статья опубликована на сайте Забайкальское информационное агентство
http://zabinfo.ru/