Как живой Рембрандт прогулялся по Чите

Крымчанин Игорь Арончик стал знаменитым благодаря уникальному жанру пантомимы. Его образ «ожившей» скульптуры Рембранта проехал весь мир. И в Читу он приехал неслучайно, ведь наш город стал одним из участников акции в поддержку присоединения Крыма к России. Сегодня балетмейстр рассказал, почему решил выбрать такой сложный жанр, почему сложно приседать с закрытыми глазами и как крымчане восприняли возвращение в РФ.


- Как вы пришли к такому жанру?

- Я любитель всего нового и всегда делал именно новое. Смотрел и учился всему, а потом создавал что-то свое. Например, я первым  в СССР создал военный ансамбль танца. Не песни и пляски, а именно танца. Какое-то время он был единственным на весь Союз. У меня было шесть танцев, плюс три флотские пляски. Потом я захотел создать что-то новое для детей. Я целый год готовился и думал, в итоге подал в Министерство культуры и Министерство финансов заявку на первый в Союзе балетный кружок при детском садике. Дети не просто занимались ерундой, а танцевали. После открыл первые в Союзе классы хореографии при общеобразовательной школе. Это был первый экспериментальный класс на базе хореографического училища. В училище принимали после 4-го класса, а я - первоклашек.

 

- А какой у вас был подход к обучению?

- Я изучал Макаренко, поэтому у меня была хорошая педагогическая подтяжка. В моей школе была не такая жесткая дисциплина, как в школах олимпийского резерва, а товарищеская атмосфера, мы и играли в игры, и ставили сюжетные номера. Я успевал ходить к каждому в гости, подходил индивидуально, хотя порой и требовательно.

 

- Почему именно Рембрандт?

- Многие считают, что мой образ взят с памятника Рембрандту на площади столицы Нидерландов, но это не так. Статуя, изображающяя его, влита в колонну на фасаде центрального музея Амстердама. На персонажа скульптуры я, вроде бы, похож физиономией. Взял я этот образ еще и потому, что моя жизнь похожа на жизнь Рембрандта.

 

 

- Костюм ваш особенный?

- Эта ткань - хлопчатобумажная «двунитка» - пропитана клеем и окрашена, а потому кажется каменной. Таким же образом обработаны ботфорты и берет. Сначала я наклеивал усы, но на жаре они падали, а как-то в Европе я и вовсе не смог найти такого клея. Поэтому я решил отрастить свои.

 

- Вы стоите на улице в образе по несколько часов. Требуется ли для этого какая-то особая физическая подготовка?

- Раньше я занимался ушу, сейчас - гимнастикой в комплексе. Я не делаю то, что могут шаолиньские монахи, хотя если бы был моложе, то смог бы, наверное, как они. Но я работаю по 2,5-3 часа с закрытыми глазами.

Это симбиоз двух жанров: статуи и танца. Сложно, конечно быть в напряжении несколько часов. Это огромный труд. Если найдете в интернете хоть что-то похожее, я готов отдать все свои деньги и дом.

Было очень много случаев, когда я прекращал выступление, потому что люди смеялись. Я им говорил – сделайте хоть что-то подобное, попробуйте встать на тумбу и присесть на одну ногу с прямой спиной, как статуя, досчитав до ста. Если вы сильные и здоровые ребята то сделаете. Однако один футболист в Донецке не смог досчитать и до 50.

Выступления, иногда проходят на жаре, или как, например, в Тюмени, мошка окружила меня. И чувствую, как комар лезет в глаз, делаю движение, а он впивается, сил уже нет. Но я думаю – «я же севастополец, я сильный, стою до конца». Отвел выступление, а потом два дня с опухшим лицом ходил. Ну вот я такой.

 

 

- Как пришла идея - проехать всю Россию с такой акцией?

- Когда мы с женой путешествовали по Южной Америке, в Крыму начался референдум. Я очень сильно хотел участвовать в нем, потому что Севастополь это нечто. Севастопольцам с детства заложено чувство гордости за свой город. Там постоянно проходят парады, школьники несут вахту памяти, не важно – Украина или это Россия, День Победы чтят. Это традиции. Чтобы отдать свой голос на референдуме я ходил в посольство, но проголосовать можно было только лично. Вернувшись я узнал о том как это было и почувствовал себя неловко за свое отсутствие. Тогда и родился этот проект – чтобы все узнали о Севастополе.

Меня спрашивают, «а как это называется»? Я не знаю, другие называют это то пластической пантомимой, то спортивной хореографией.

 

- Вы, как крымчанин, можете рассказать, как Крым перешел в состав России - под дулами пистолетов или добровольно?

-Я уверяю вас, все до сегодняшнего дня ликуют. Они ждали этого момента всю жизнь. И я счастлив за то, что это произошло при моей жизни. Только представьте – в день 1,7 тысячи человек записывались в очередь, чтобы получить паспорт. Когда я сам пошел, то увидел бабушек и дедушек, которые уже еле ходят, и спросил: «зачем вы спишите к вам же придут домой?»

– «А вдруг я завтра умру, так я хочу уметь россиянкой», - отвечала мне бабушка. У меня был шок.

 

Поэтому моя цель и задача – рассказать, как у нас в Крыму. Говорят, что война идет - это не так. В Севастополе никто не воюет. Никто не уезжает оттуда. Там есть все, что нужно для жизни, и недаром говорят: «жизнь дана один раз, так проведи ее в Крыму».

 

 

- На какие средства вы путешествуете?

- Все богатые люди, которые нам встречались, удивленно смотрели на нас с женой, спрашивали, как можно столько проехать, и откуда столько денег. «Я заслуженный пенсионер», - отвечаю им. Я не беру путевок, не снимаю дорогих отелей, но у меня все продумано. Специально для поездки купил микроавтобус. Тяжело ехать и дороги есть сложные.

 

- А хотелось бы передать свое умение другим поколениям?

- В Амстердаме я пробовал делать театр пантомимы. Собрал хореографов из Финляндии и Амстердама, но не получилось. Они не могут работать в моем темпе. Многие уже спрашивали, но я это оставил и больше не хочу заниматься педагогической деятельностью. В Ростове давал мастер-классы пантомимы, а заниматься педагогикой не позволяет возраст.

Более того, если создавать академию, нужны кадры. Надо найти педагогов, сильных и жестких. А это очень сложно, педагогов надо искать во всем мире, чтобы воспитанница потом не подражала Уитни Хьюстон, а стала самой Хьюстон. Это как в футболе - нужна школа, а достойных тренеров нет.

Есть люди, которым кажется, что если они это видели, то больше никто и не увидит никогда. Я стараюсь, иногда я хочу бросить, уже и фантазии нет, но не могу, постоянно хочется делать какой то новый проект.


Мне это нравится. Я знаю и учу этому всех – хочешь чего-то добиться – ставь цель и пока ее не добьешься, не останавливайся.

 

ФОТОРЕПОРТАЖ





Эта статья опубликована на сайте Забайкальское информационное агентство
http://zabinfo.ru/