Гослесслужба: Мы никогда не заканчиваем подготовку к пожарам

14 июля в Забайкальском крае в связи со стабилизацией лесопожарной обстановки был снят режим ЧС, который действовал на территории региона в течение трех месяцев. На следующий день вице-премьер правительства РФ Александр Хлопонин раскритиковал регион за упущения в борьбе с возгораниями и пригрозил лишить краевые власти ряда полномочий.

 О том, чего лишится край, если Хлопонин реализует свои угрозы, почему забайкальцы до сих пор не могут гулять по лесу, каких пожаров ждать Забайкалью и от чего так быстро кончаются деньги на авиаохрану, корреспонденту «ЗабИнфо» рассказал начальник отдела охраны и защиты леса Гослесслужбы края Сергей Владимирович Васильев.

 

- Вице-премьер правительства РФ Александр Хлопонин заявил, что в конце года может возникнуть вопрос об изъятии ряда полномочий, касающихся лесного хозяйства, у некоторых регионов. Как это отразится на крае?

 - Это значит, что тушение пожаров будет передано на федеральный уровень. В таком случае регионы перестанут быть заинтересованы в ликвидации пожаров, они просто отодвинутся от этого, взвесив все на федерацию. На самом деле, я считаю, что этого не случится. Думаю, Хлопонин просто предупредил руководство субъектов РФ. Тем более, сейчас регионам, наоборот, передается все больше полномочий.

 

- Как сейчас можно оценить лесопожарную обстановку в крае?

 - По данным на начало недели лесных пожаров на территории авиационной и наземной зоны Забайкальского края не зарегистрировано. У нас на контроле стоят четыре термических точек зоны космомониторинга, за последние несколько дней они ничего не зафиксировали.

 

- Какое количество пожаров было в 2014 году и насколько их количество больше чем в 2013-м?

 - Всего с начала пожароопасного периода зарегистрировано 893 пожара на площади 487 тыс. га. В 2013 году пожаров было значительно меньше – чуть больше 400 на площади 51 тыс. га. Ситуация текущего года объясняется погодными условиями. В этом году зимой не было снега, рано установились плюсовые температуры, а ветер значительно увеличивал площади пожаров. Часто, по требованиям техники безопасности, приходилось снимать людей с пожаров

 

- Какие районы в этом году горели чаще?

 - Больше всего весной пожары возникали в Читинском и Карымском районах, а в июне к ним присоединился и Могочинский район.

 

- Какие основные причины пожаров в Забайкальском крае?

 - Вообще, пожары делятся на природные и антропогенные. Природные пожары возникают из-за гроз и извержений вулканов. Так как вулканов у нас в крае нет, а процент пожаров от гроз в этом году – 12 % - все остальное – человеческий фактор. Поэтому, основная причина пожаров – менталитет нашего народа, когда люди необдуманно поджигают то лес, то покосы. Если мы решим этот вопрос, то я думаю, такого количества пожаров не будет.

 

В этом году нам природа добавила еще одну проблему – сухие грозы. Их можно наблюдать и в Чите, когда молния есть, а дождя нет. От таких видов гроз часто пожары возникают в труднодоступных местах, например, на высокогорьях. Такие природные явления мы стараемся отслеживать космомониторингом и авиацией.

 

- Ожидаются ли пожары в ближайшем будущем?

 - Весенний период пожароопасного сезона прошел, но сам сезон нет, потому что у нас пожары возможны и летом при высоком классе пожарной опасности и отсутствии осадков. Также сезон продолжается и осенью. Он у нас закончится, когда температура опустится до минусовых показателей или выпадет снег. Однако, Приморский край нам в этом году показал, что лес может загореться и 1 января. Нужно понимать, горит не один Забайкальский край. На сегодня очень напряженная ситуация в Красноярском крае, Якутии, Иркутской области.

 

Пожары в ближайшем будущем возможны. Но летние пожары – это очень страшные пожары, если весной растения еще не отошли от зимы, находятся в стадии сна, земля мерзлая и ущерб не такой большой, то сейчас сгорает все полностью и земля, и деревья, и кустарники.

 

- Правильно ли решение о снятии режима ЧС?

 - Такой режим подразумевает чрезвычайную ситуацию, ее сейчас в крае нет. Особый противопожарный режим, который запрещает доступ населения в лес, до сих пор не снят. Мы вводим режим ЧС, потому что он позволяет привлечь дополнительные силы и формирования для ликвидации последствий пожаров.

 

- Подготовка к следующему пожароопасному сезону уже началась?

 - Приготовления к пожароопасному сезону, можно сказать, не заканчиваются. В августе мы постараемся провести тренировочные сборы лесопожарных формирований. Мы учимся справляться с пожарами круглогодично. Обычно подготовка начинается с ноября, хотя противопожарные мероприятия - устройство минерализованных полос, противопожарных разрывов, профилактические отжиги – мы проводим и летом.

Подготовка – это не только тушение пожаров, но и их профилактика. В этом году активизировалась работа со школьными лесничествами, у детей вырос интерес к лесу. Так что у нас работа не прекращается ни на день.

 

- Помогают ли волонтеры в тушении пожаров?

 - В принципе, волонтерские отряды помогают. В этом году мы старались направлять их на локализованные пожары, где нет активной кромки горения. Ведь не зря же тушение лесных пожаров – это лицензированный вид деятельности. Чтобы тушить пожар нужно получить лицензию, пройти обучение, иметь спецодежду и специальную технику. Многие просто не понимают, что лесной пожар – это не какой-то там костерок, который можно подойти и залить ведром воды. Примеры показывают, что даже обученный лесник может получить ожоги, несовместимые с жизнью.

 

Волонтерские отряды - это хорошее движение, но многие ребята приезжали в синтетической одежде и кроссовках. Понятно желание людей помочь, но если они хотят этим заниматься, нужно все делать под руководством специалистов лесного хозяйства, КГСАУ «Забайкаллесхоз», например.

 

Вот вам пример: для борьбы с лесным пожаром, который сложно тушить из-за захламленности, делается минерализованная полоса. От нее пускается встречный пал. Когда наши подразделения занимаются этим, то поддерживают между собой связь, а волонтеры, решившие вмешаться, могут попасть между двух огней. Нельзя забывать, что человеческая жизнь – основная ценность. Мы приветствуем помощь, но если она согласована с нами.

 

- Гослесслужба готова поддержать волонтеров?

 - В этом году мы направляли их в те места, где не было угрозы жизни. Там та же работа, там огонь не горит, но работы хватает. Это тоже благородный труд. Хотелось бы просто сказать, ради Бога, помогайте, но не принимайте поспешных решений.

 

Местное население также привлекается. Особенно в тех местах, где существует угроза населенным пунктам. Люди выходили и помогали чем могли, кто-то с лопатой, веником или ведром. Понять надо и то, что пожар – это стихия, как и наводнения. И когда он приобретает большие масштабы, приходится справляться всем миром.

 

- Хватает ли спецтехники и обученных людей для тушения пожаров?

 - Сегодня у нас девять пожарно-химических станций (ПХС) третьего типа и есть лесопожарные формирования. Поэтому, в принципе, техники почти хватает. По сравнению с предыдущими годами, ситуация намного лучше. Но проблема все равно есть – это невысокая заработная плата, и, если честно, привлечь людей к работе очень тяжело. Сейчас вопрос зарплаты мы пробуем решить с правительством Забайкальского края, чтобы хотя бы удержать существующие кадры.

 

- Какие суммы выделяются на борьбу с пожарами и достаточны ли они?

 - В этом году из федерального бюджета выделено порядка 11 млн. рублей на приобретение лесопожарной техники. В любом случае мы каждый год стараемся технику и обновлять, и ремонтировать.

 

Вообще, тушение пожаров осуществляется за счет субвенции из федерального бюджета. Денег, честно говоря, если даже брать по установленным нормативам, не хватает. Есть определенные нормативы, по которым считается, сколько нужно денег каждому субъекту. В них учитываются разные параметры, например, сколько нужно сделать вылетов, на каких воздушных судах и при каких условиях. Есть расчеты, но денег не хватает. На тушение пожаров в наземной зоне выделяется 27 млн. рублей. В 2013 году, благоприятном по лесопожарной обстановке, нам не хватило. Мы потратили порядка 32 млн. рублей. В этом году деньги уже закончились.

 

На авиацию ежегодно выделяются 90 млн. рублей. Эти деньги тоже израсходованы и сегодня нам нечем платить за аренду воздушных судов. 

 

- Что тогда будет в случае пожара?

 - Пока будем забрасывать людей автотранспортом, хотя понимаем, что это тяжело и далеко. Соответствующее обращение от лица Гослесслужбы и правительства Забайкальского края в Рослесхоз уже ушло. Также нам помогают УМВД и МЧС, выделяя свои вертолеты. Есть договоренность с Амурской областью.

 

Раньше, когда в Москве существовала центральная база авиационной охраны лесов. В каждом субъекте были свои авиационные базы с собственными воздушными судами. Сегодня в Забайкальском крае авиабаза есть, но своих бортов нет, они все арендуются, как для мониторинга, так и для доставки людей на тушение пожаров. Забайкалью в этом плане помогает и Бурятия, и Амурская область.

 

 

- Не проще ли тогда один раз потратить деньги на покупку вертолета?

 - Знаете, сколько сейчас стоит вертолет? Порядка 50 млн. рублей, а нам дается 90 млн. рублей на весь год. Эти деньги идут и на зарплаты, и на содержание техники, и на аренду.

 

- Правильно ли, на ваш взгляд, разделение территории тушения пожаров между МЧС и Госслесслужбой?

 - А как по-другому? Мы же не можем приехать и тушить дом. Мы не обучены и техника у нас другая и одежда тоже. По идее каждый должен отвечать за свой участок работы, тогда будет порядок. Например, у нас есть леса Министерства обороны, там тушением занимаются только специалисты Минобороны. Еще важно то, что нам деньги выделяются конкретно на тушение лесных пожаров. Вот лес, а через пять метров – не лес, если прокуратура придет и увидит, что за эти деньги мы тушили там, где «не лес», мы будем виноваты.

 

- Получается, тогда если горит не на вашей территории, лучший вариант - это просто смотреть?

 - Нет, сейчас КГСАУ «Забайкаллесхоз» тушит и степные, и лесные пожары. Это очень хорошо, потому что раньше большинство степных пожаров переходило в лес. В этом году было ликвидировано почти 400 таких возгораний, а это значит, что мы предотвратили 400 лесных пожаров. В принципе, мы не отвечаем за территории поселения и земли Минобороны.

 

- Не могу не спросить, какую вы дадите оценку пожарам в Карымском районе, из-за которых произошли взрывы на военных складах в Большой Туре?

 - После драки кулаками не машут. Но при ветре до 30 метров в секунду не только четырехметровая минполоса, но и 50-метровый противопожарный разрыв бы не спас. Это была стихия, надо признать, что это был форс-мажор, чрезвычайная ситуация. Я сам видел, как горящие сучки летели на два километра. И что мы могли сделать? Какой пожарный такой горящий сучок поймает в воздухе? При таком ветре, если бы даже туда собрали все силы Забайкальского края, никто бы ничего не сделал, потому что такой верховой огонь ничем не остановишь. 





Эта статья опубликована на сайте Забайкальское информационное агентство
http://zabinfo.ru/