Ты можешь помочь, стоит только захотеть

Родители всегда с большим трепетом относятся к своему ребенку, отслеживают каждый его шаг, который можно сравнить с подвигом. В ситуации, если ребенку требуется помощь, то воспитание превращается в цепь таких подвигов и постоянных волнений за жизнь и здоровье. Однако, руки не опускаются, более того, всегда есть люди, которые могут помочь. Помочь безвозмездно и сделать хорошее дело. Один из таких неравнодушных к чужим проблемам это – директор благотворительного фонда «Ты можешь помочь» Валентина Дымченко, которая рассказала, о работе фонда, и о том, как много в Забайкалье людей, желающих творить добро

- Расскажите о Фонде «Ты можешь помочь». Как давно существуете, что сделали, кому помогли?

- Примерно шесть или семь лет назад мы с мамой ходили в больницу на Коханского к детям, оставшихся без попечения родителей. Мы общались с ними, играли и рисовали, самым маленьким деткам меняли подгузники, ухаживали. Все это было на общественных началах, но морально было очень тяжело, поскольку дети привыкают, кричат «мама, не уходи» и плачут. Некая психологическая травма оставалась и у нас, и у них. Потом, возможно, по этой же причине получились разногласия с руководством, и они перестали допускать нас. 

Вообще, друзья мои знают, что я не могу пройти мимо человека, у которого случилась беда. Мне хочется помочь. В прошлом году я увидела, как в соцсетях один человек написал обращение к Константину Ильковскому. Мужчина писал, что у него ребенок с ДЦП, и на таких, как он не обращают внимания, они буквально брошены всеми. Обращение было очень эмоциональным, я связалась с этим человеком, который впоследствии стал одним из учредителей фонда. Вместе с ним мы пошли к Константину Константиновичу и он «благословил» нас на создание благотворительного фонда помощи детям-инвалидам.

Изначально планировалось помогать детям с ДЦП, потом мы все-таки прописали в уставе все виды помощи, и детям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации, и детям с онкологическими заболеваниями, помогали детям в Красном Великане, в общем всем. 

- Кого Вы можете назвать своей командой?

-Впоследствии соучредитель ушел, сейчас у меня есть помощник, бухгалтер и юрист, который оказывает бесплатные консультации на добровольной основе родителям детей. На сайте указан телефон, и они могут в любой момент созвониться, обсудить проблемы с получением квоты, с жильем. 

- В Забайкалье несколько крупных благотворительных фондов. Можно ли говорить о какой-либо конкуренции в этой сфере или же Вы все друг для друга просто коллеги?

- Всего у нас на территории края сейчас есть четыре фонда, руководителей которых я знаю лично, знаю, что они работают, и это не аферисты. Это фонд «Светоч», «Пчелка Майя», который существует дольше всех, Фонд помощи детям, оказавшихся в трудной ситуации и наш. Все они оказывают помощь и в своей деятельности никак не пересекаются. У нас фонд помощи детям-инвалидам, «Светоч» оплачивает билеты на поездки в города, где оказывают высокотехнологическую медпомощь. Фонд помощи детям, оказавшихся в трудной ситуации выполняет свою функцию, и «Майя» - это помощь детям с онкологией. У нас нет конкуренции, скорее наоборот - мы тесно сотрудничаем. Например, недавно к нам обратилась организация, которая хочет проводить «уроки добра». В начале они обратились в «Пчелку Майя», но там им сказали, что волонтеров нет. А мы, в принципе, можем организовать такие уроки. Сейчас собираем желающих, чтобы они прошли эти уроки, и занимались с детьми с онкологическими заболеваниями. 

Вообще, я считаю, что фондов много не бывает. Нуждающихся в помощи всегда больше, чем желающих помочь. 

- А кто помогает деньгами самому фонду? Наши забайкальские меценаты, народные пожертвования или бюджет?

- На самом деле очень много людей, желающих помочь, и меня это всегда приятно поражает. К примеру, когда мы объявляли сбор средств, волонтеров или какую-то акцию, я думала, вот кому это нужно - бесплатно заниматься какой-то благотворительностью? А оказывается, люди реально хотят помочь.

Многие говорят, что у них нет доверия к фондам, однако большинство людей отзывчивые и если обратиться к ним, то они обязательно помогут. Например, некоторые предприниматели говорят «мы хотим вам пожертвовать определенную сумму денег», это делается настолько бескорыстно, что порой они требуют нигде их не упоминать. Естественно, мы всех благодарим. Но на моей памяти не было таких, кто за счет благотворительности хотел бы сделать себя имя.

- Принято считать, что благотворительность - это дело людей среднего или старшего возраста. Что Вас, человека еще молодого, привело в эту сферу?

Возраст вообще не имеет значения. Сейчас прослеживается повышенная активность среди волонтеров, частично это связано и с прошедшим фестивалем «Студвесна стран ШОС». На самом деле у нас много активной молодежи в регионе. Думаю, после фестиваля они заскучали, и им нужно какое-то действие. Волонтеры – это огромная сила, но их надо использовать умело, чтобы, они, если хотят помогать, делали это разумно. Это хорошая инициатива. Когда мы делали объявление по сбору волонтеров – откликнулись все молодые, 20-летние, которые хотят заниматься в свое свободное время чем-то полезным. Поэтому какого-то определенного разграничения по возрасту или полу нет. 

- Вы помогаете только детям, и только проживающим на территории Забайкальского края? Или возможны исключения?

- Вообще по уставу, у нас прописано, что мы можем заниматься своей деятельностью только на территории Забайкальского края. Были случаи, когда нам писали письма родители детей больных ДЦП и из других регионов, и мы их направляли в другие фонды. Такие родители пишут во все фонды, какие только можно, и многие удивляются, что откликнулись только мы. Это конечно, связано и с тем, что у нас молодой фонд, а в каких-то крупных объединениях очереди уже на несколько лет вперед. Более того, у нас специфика такая, что не стоит вопрос жизни и смерти, а, речь идет о здоровье. Хотя и здесь затягивать нельзя.

-Часто ли Вам приходится в жизни сталкиваться с таким понятием, как «социальная ответственность бизнеса»? И вообще, на Ваш взгляд, насколько забайкальский бизнес можно назвать социально ответственным?

-У нас в Забайкалье есть группа социально активных предпринимателей, которые участвуют в проектах, если им это интересно. Это те люди, которые жертвовали на строительство шахматного парка, можно сказать, что есть «костяк» социально активных бизнесменов, некоторые жертвуют анонимно. Такое объединение людей при желании может сделать достаточно много. 

-Что для Вас благотворительность? Есть определение этого слова от Валентины Дымченко?

- Мне кажется, что благотворительность – это, прежде всего желание почувствовать себя нужным, испытывать желание что-то отдать. Я не устану повторять, что людям, которые занимаются благотворительностью подчас это нужно больше, чем тем, кому они помогают. 

Благодаря соцсетям люди стали более открытыми. Стоит только разместить сообщение о сборе помощи, репосты и лайки, нарастают, как снежный ком, скорость передачи информации выросла. Раньше, быть может, они и хотели помогать, но не знали, куда обращаться, ведь не выйдешь на улицу и не будешь кричать. Но, одновременно с этим, появляются и аферисты, которые собирают деньги в Интернете, а потом исчезают.

- Как в таком случае объяснять людям, что их пожертвования буду направлены в нужное русло, а не в руки аферистов? И как оградить себя от обмана?

- Мы действуем в рамках закона, следуя своим программам. Нас легко найти и проверить. Но когда я иду по улице и вижу, что стоит ящик для пожертвований, а рядом девушка, то обязательно спрошу ее, что это за организация, где зарегистрирована. Если она начинает юлить, невнятно отвечать, то звоню по номеру телефона, указанном на ящике. Если я захожу на их сайт, а он перекидывает на абсолютно другую страницу, то это сразу вызывает подозрения. Не вызывают доверия и фонды, которые зарегистрированы не в Забайкалье, или более того, относятся к каким-то сектам. Были и случаи, когда собирали деньги, используя фотографии детей трех-, четырехлетней давности, без ведома родителей. Естественно это всплывает, обязательно нужно доверять, но проверять. Но все равно люди дают, поэтому, что желание помочь зашкаливает.


- Бытует мнение, что работа благотворительных фондов – это не труд, и любой сможет. Согласны ли вы с этим?

- Работа фонда - это непросто. Во-первых, нужно где-то найти деньги, во-вторых, нормально и правильно распределить их по степени важности. Есть физический труд, есть морально тяжелая работа, есть умственная, и сложно вообще сравнивать такие вещи. Эта работа, которая держится на энтузиазме людей, на их идеях и, глядя на горящие глаза, полные желания помочь, сам хочешь что-то делать.

В принципе, в благотворительности и ее будущем, все зависит от людей. Например, есть просто волонтерские движения в соцсетях, которые собирают деньги собственными силами, не прибегая к помощи фондов. К примеру, я знаю девушку, которая приходит домой с работы и вечерами бесплатно помогает другим. Могу сказать, что у таких активистов заниматься благотворительностью иногда получается даже лучше, чем у фондов. 

Но надо понимать, что фонд является посредником, и если человек хочет помочь, то ему ничего не сможет помешать. Бывает, что все сходится в одну точку. Например, есть ребенок, которому давно требуется помощь, но не хватает определенной суммы, и неожиданно появляется человек, способный как раз дать деньги. Что мы можем сделать - мы просто выступаем, как проводник и сводим таких людей.





Эта статья опубликована на сайте Забайкальское информационное агентство
http://zabinfo.ru/