Автопробег «От моря до моря»: Еду в Магадан за помощью Донбассу

В этой паре необычны оба. Машина – в прошлом раллийный пикап, переделанный в жилье на колесах, к которому приклеилось имя «Мутант». Один из его водителей – представитель федерации экстремальных и технических видов спорта по СФО, участник движения «Общественный контроль» Алексей Носов. Вместе они пожирают километры дорог в экспедиции «Студвесна. От моря до моря». Остановившись в Чите, Алексей нашел время, чтобы рассказать корреспонденту «ЗабИнфо» о гуманитарной помощи Донбассу, контроле за состоянием дорог и союзе Мутанта с забайкальским «Гураном».

 

- А с чего началась такая традиция – проводить народный контроль качества автодорог? На что это больше похоже, на экспедицию или на автопробег?

- Нужно разделять понятие экспедиции и рабочего автопробега. В экспедиции мы – спортсмены и туристы – отправляемся в свободное от работы время, а автопробег общественного контроля за последние лет семь уже стал работой. Сейчас это в чистом виде автопробег, при этом он стал уже ежегодным и перерос традицию. Первый наш автопробег Новосибирск – Москва мы совершали шесть лет назад, проверяя федеральные трассы М-5 «Урал» и М-7 «Волга».  Потом были трассы М-4 «Дон» и М-27 «Джубга», в общем, мы проехали всю страну - от Питера до Сочи и от Смоленска до Магадана.

 


Автопробег «Студвесна. От моря до моря» растянулся на 30 тыс. км по России. Участники автопробега - новосибирцы Владимир Кириллов и Алексей Носов и читинец Семён Шифрин за 50 дней посетят города России, соберут в символических емкостях воду из крупных водоемов своих регионов.


 

   

 

- Какие вы находите нарушения на дорогах и кто потом несет ответственность за них?

- В прошлом году в ходе автопробега в Магадан мы выявили свыше 170 нарушений на трассах «Лена» и «Колыма», после чего у нас состоялась встреча с главой Росавтодора Романом Старовойтом. По итогам разговора он решил проехать по трассе нашим путем. Конечно, мы его долго отговаривали, но не потому что, страшно, а потому что ему придется отвечать за каждую ямку.

Например, когда Владимир Путин проехал на желтой «Калине» на трассе «Амур», он стал ответственным за все недоделки – сам же работу принимал. Его не заставляли садиться за руль и ехать до Читы.

В любом случае, автопробег главы Росавтодора получился весьма эффективным - он проехал от Якутска до Магадана, нашел подтверждение всем нашим записям о нарушениях, которые к моменту его поездки были устранены. 

 

- Насколько известно, в ходе этого автопробега вы еще и проверите бензин. Для чего?

- Во время прошлого автопробега мы закупали топливо, для того чтобы его отдать в лаборатории и сделать экспертизы. Пробы были обезличены и сотрудники лаборатории не знали, чей бензин они проверяют. Проблема в том, что работа лабораторий стоит очень дорого и на это не всегда можно достать денег. В этом году у нас появился спонсор, который решил помочь нам в сборе топлива. Мы отберем около 40-50 образцов топлива с АЗС и в восточной части страны, и в западной. Уже есть договоренность, что бензин будут проверять в одном из институтов Сибирского отделения Российской академии наук на спектрографах, чтобы проверить состав до молекулярного уровня. Это позволит нам понять, бензин какого качества потребляет страна, чтобы затем писать претензии во все соответствующие ведомства.


Итогом автопробега стала отставка начальника Упрдор «Колыма» и возбуждение уголовного дела. Кроме того, было расторгнуто более 30 контрактов с подрядчиками, а трасса «Колыма» получила дополнительные средства. Можно сказать, что все цели автопробега были достигнуты.


 

  

- Вы уже оценили дороги на подъезде к Чите?

- Мы были в Чите в прошлом году. Могу сказать, что ремонтные работы, которые встречались нам, уже закончены. Сам подъезд к городу с федеральной трассы стал намного приличнее.

Обычно, когда мы видим яму, то уже на глаз можем определить – соответствует ли она параметрам. А в 10  километрах от Читы попалась яма колоссального размера, что пришлось фотографировать и измерять рулеткой. Ширина у ямы – свыше трех метров, то есть больше полосы. Если автомобиль ночью на скорости попадет в такую яму, то дальше он уже не поедет. К счастью, таких ям становится все

меньше. Много ремонтируемых участков, а к ним не может быть претензий с точки зрения нормативов.

 

 

- Ваш автомобиль носит такое устрашающее название «Мутант», а из чего он сделан?

- Тачка боевая, с большой историей. Изначально, это был раллийный пикап, который готовился для соревнований по ралли-рейдам. Машину дважды перевернули, собственно, появились все эти кузовные «экзерсисы». Если память мне не изменяет, то кузов 1999 года, но от него уже мало осталось. Машина после первой аварии превратилась в хэчбэк, после второй – в пикап. Сейчас это уже третья

реинкарнация – она становится таким двухэтажным, медленно обрастающим автомобилем не для спорта, а для путешествий.

 

 

- Почему вы решили объединить свою рабочую поездку по автодорогам с забайкальским проектом на «Гуране»?

- Не люблю, когда говорят – «джиперское братство», но другого термина у меня нет. Все члены внедорожных клубов страны знают друг друга, имеют прекрасные взаимоотношения.

Когда опытный путешественник Семен Шифрин позвонил и сказал, что поедет в Крым на «Гуранах», то мы его «благословили» и предложили помощь. В Новосибирске передали часть помощи для крымчан, и он уехал. Но мы как раз готовили следующий автопробег в Магадан, предложили участвовать в нем Семену, а он захотел ехать на «Гуране». Так и решили - он готовил свою часть, а мы свою.

 

 

- А почему именно «Гуран» и каков был план действий?

- Нужен крепкий и надежный грузовик, с дюжим шасси, способным выдержать трассы «Лена» и «Колыма», при этом в него можно загружать гуманитарную помощь. У нас сейчас по маршруту следования автопробега 32 пункта сбора помощи – в основном медикаментов и школьных принадлежностей для Донбасса. «Гурану» предстоит доехать до Ростова-на-Дону, где мы через границу передадим собранную гуманитарную помощь.

 

 

- Получается, что у вас такой многофункциональный автопробег. Дороги, гуманитарная помощь, присоединение моря, да еще и «Студвесна». Не мешают ли несколько проектов друг другу?

- Мы были в курсе «Студвесны», мероприятие масштабное, известное на всю страну, как минимум по телевизору показывали каждый день. Вообще надо понимать, что это не только фестиваль, а ШОС в принципе – это большие перспективы. Каждый из нас общественников, по большому счету, государственно-ориентированный человек.

 Когда занимаешься общественной деятельностью, то делаешь это для своей Родины, и может быть, это прозвучит высокопарно, но ты свою жизнь кладешь Отчизне на заклание. Казалось бы, зачем ехать в Магадан, если мы уже там были в прошлом году, но результат нужно закрепить.

- А побывав в Чите, что успели отметить?

- Я уже был в Чите в прошлом году. Ну, губы к «Студвесне» накрасили, да. На самом деле мне нравится в каждом городе находить какие то места, старые дома старые улочки, - жизнь того города, которую видели его основатели. Когда идешь и видишь здание XIX века, понимаешь, что здесь ходили люди, работали и что-то делали. Когда я вижу маленькие старенькие домики в Чите, мне интересно их рассматривать, но и интересно видеть табличку с информацией, кто там жил и чем он памятен, для того, чтобы понимать что это. Чите этого не хватает.


Чем больше в проекте находится таких государственно-ориентированных связей внутри общественных инициатив, тем лучше, тем больше можно сделать. Да и вообще – представьте, нам нужно проехать 30 тысяч километров. Что еще делать? Тут и «ОтМоряДоМоря», и бензин, и автодороги, и все что угодно придумаешь.






Эта статья опубликована на сайте Забайкальское информационное агентство
http://zabinfo.ru/