Директор Машзавода: Сегодня мы умираем

ОАО «Машзавод» является старейшим машиностроительным предприятием Забайкалья и Читы. Ему уже 75 лет. За свою долгую историю он прошел путь от простой ремонтной базы до современного предприятия. Казалось, что он будет работать всегда. 250 компрессорных станций и 130 холодильных машин, выпускаемых в месяц, позволяли всем его работникам не беспокоиться за свое будущее.

Однако в истории России наступил переломный момент, начались трудные 90-е, производство сократилось и «вечный» Машзавод начал просто выживать. С момента наступления кризиса прошло уже более 20 лет.

О том, что сегодня происходит с Машзаводом и что его ждет в будущем корреспонденту «Забинфо» рассказал генеральный директор предприятия Виталий Пономарев.

 

 

 

- Виталий Владимирович, что сейчас ожидает Машзавод?

- Не исключено, что скоро его не будет. Возможно, мы закроемся даже в этом году. И тогда останется только остановка «Машзавод». Видите, какая тишина на заводе, а раньше территория завода гремела, шумела и сверкала огнями сварочного оборудования.

Сейчас мы заканчиваем испытания двух холодильных машин по заказу Санкт-Петербурга. Других заказов у нас нет.

На предприятие поступает большое количество заявок-запросов на поставки различной продукции. Однако, получив наше коммерческое предложение, заказчики тихо исчезают: их не устраивают либо цена, либо сроки изготовления, либо они сами находятся в тяжелом финансовом положении и прорабатывают свои потребности впрок. Было немало заявок на заключение договоров на 2016-17 годы. А как нам дожить до того светлого дня, когда мы сможем начать что-то делать? Поэтому, скорее всего, судьба наша такова - мы вынуждены прекратить свое существование.

 

- Как ранее удавалось поддерживать работу завода?

- Наша продукция была востребована до тех пор, пока не произошел полнейший упадок во всех отраслях промышленности. В 1990-х и в начале 2000-х годах мы выживали во многом за счет того, что три четверти продукции шло в Москву. Тогда еще, будучи мэром Москвы Лужков, вел большое дорожное строительство кольцевых трасс. Мы выжили только благодаря этому. Забайкалье и другие регионы потребляли нашу технику только на 25%. Сейчас спрос на компрессорное оборудование упал, практически до нуля.

В прошлом году мы выпустили всего 17 компрессорных станций за год. Представьте себе, если раньше выпускали 250-300 за месяц, то сейчас 17 в год. В последние годы выпуск даже 20-30 станций в месяц вместе с холодильными машинами позволял нам как-то выживать…

 

 

- Кому, в основном, поставлялось ваше оборудование?

- У нас всегда на заводе было два основных производства – холодильное оборудование и компрессоры. Промышленное холодильное оборудование изготавливалось для нужд народного хозяйства и судов речного и морского флота. Наши машины работают везде - на земле, на воде, под водой. Даже в нашем Ледовом дворце работали такие холодильные машины. Правда, потом руководство Читы решило сменить их на машины зарубежного производства.

Потребителями нашего оборудования являлись судостроительные заводы Комсомольска-на-Амуре, Николаева, Севастополя, Калининграда и Санкт-Петербурга и т.д. Но сейчас все изменилось, спроса больше нет, т.к судостроители все чаще используют в проектировании и строительстве импортное оборудование.

 

 

 

- Планировало ли краевое правительство поддержать завод?

- Да как оно может поддержать? Даже если какими-то вливаниями увеличить объем оборотных средств – это не панацея. В отсутствии постоянного спроса на нашу продукцию эти средства нам не помогут.

 

 

- А если поменять профиль?

- Поменять профиль тоже не так просто, ведь это другое оборудование, это другие люди, другие технологии. Кроме того, имеющийся кадровый состав не позволяет сегодня думать о перепрофилировании предприятия, т.к. затянувшийся кризис помешал нам в свое время воспитать и научить поколение преемников.

 

- А если все же постепенно менять технологии?

- Можно, но кто будет этим заниматься? У нас есть собственники, которые владеют нашим предприятием. 75% акции в руках этих людей. Вот они могут повлиять на судьбу Машзавода.

 

- Если перейти на производство сельхозтехники?

- Мы уже не один раз брались за это. В 2010-2011 годах руководство нам предложило взяться за комбайны. Из Гомеля к нам поступило три комбайна, которые мы потом с трудом продали. Они были современные, комфортабельные, высокопроизводительные, но, я бы сказал, они все-таки не для наших полей. Ведь мы не житница России, как, например, Алтай. У нас малые площади посева, да и урожайность не та. Поэтому применение таких комбайнов было не выгодно забайкальским сельхозпроизводителям. В итоге, мы с трудом их продали, а планировали продолжать и это производство.

Потом были попытки производить сеялки-веялки, мы их разбирали, проектировали. Позже провели совещание, где сельхозпроизводители решали на каком объеме продукции остановиться, пришли к выводу, что надо всего шесть-восемь штук. Поэтому в настоящий момент мы не нашли такую нишу, чтобы это было выгодно нам, и чтобы продукция была востребована. Вроде и возможности наши довольно большие, но мы не можем найти им применение. А наша продукция, которую мы всегда производили, к сожалению, не востребована. Сейчас наши компрессорные станции применяются редко, потому что они очень мощные, высокопроизводительные и работают 10-15 лет без перебоя. А теперь нужны менее мощные и более дешевые: три года отработали, выкинули и купили новые.

 

- Завод уже постепенно распродается?

- Да, к сожалению, это так. Сейчас у завода осталось четыре здания. Недавно продали нашу котельную, которая отапливает в Чите большой жилой массив и детские дошкольные учреждения, всего 73 объекта. Но мы вынуждены были ее продать, так как зимой у нас не будет средств, чтобы ее содержать.

- Каким теперь образом планируется отапливать дома?

- Этим будет заниматься специально созданная организация «Теплоэнергосервис». По имеющейся информации, у учредителей данной организации имеется большой опыт эксплуатации теплоснабжающих объектов в Приморье и Якутии и соответствующий кадровый потенциал.

Раньше котельная и нам была необходима. За ее счет мы выжили в тяжелые 1990-2000-е годы. Она отапливала огромные цеха. Может быть, котельная не приносила нам прибыль, но зато у нас было свое тепло. В зимний период на закупку угля нужно было порядка 5-6 млн. рублей в месяц. Обычно, мы использовали до 40 тыс. тонн угля за год.

Сейчас завод работает тяжело, и у нас нет средств на дальнейшее ее содержание. Уже в отопительный период прошлого сезона котельная была буквально на грани остановки, периодически угля оставалось на 5-10 дней, а средств, чтобы купить его, не было.

 

- Решился ли вопрос выплат зарплат?

- К сожалению, на заводе время от времени возникает такие ситуации, когда накапливаются большие долги по заработной плате. Объясню почему: дело в том, что договора на изготовление тяжелых холодильных машин заключаются с циклом производства в один год. Между этапами финансирования этих заказов проходит период, в который ранее мы получали деньги от продажи другой продукции: серийных холодильных машин, компрессорных станций, товаров народного потребления. В связи с отсутствием спроса на серийную продукцию именно в этот период и случаются проблемы с выплатой заработной платы.

Добавлю, на данный момент у нас уже выплачена зарплата за июнь.

.

 

- Кто сейчас работает на заводе?

- Сейчас работают порядка 230 человек. Из них половина – пенсионеры. Есть и такие, которым уже за 70 и за 80 лет. Еще на 1 января на заводе работали примерно 350 человек. С начала года по разным причинам были сокращены около 100 человек: это работники проданной прирельсовой базы, котельной и других подразделений, который не обеспечены на сегодня работой. И этот процесс продолжается.

 

- Почему пенсионеры держатся до последнего?

- Да потому что даже небольшая прибавка к пенсии в 5-7 тыс. рублей не лишняя в семейном бюджете, за этим и ходят. Тем более, что люди, проработавшие на заводе почти всю свою жизнь, ищут здесь не только финансовую поддержку, но и человеческое общение. Раньше средняя зарплата на заводе была порядка 16 тыс. рублей. На текущий момент она и того меньше. Уменьшилась она из-за того, что в течение полугода работаем по трехдневной рабочей неделе.

К большому моему сожалению, развивающаяся бурными темпами Чита скоро останется без мощной производственно-ремонтной базы, закроется когда-то успешное предприятие, с которым были связаны судьбы тысяч читинцев, и былыми достижениями которого Чита могла гордиться.

Уйдет в прошлое предприятие, которое воспитывало в людях не только профессионализм, но и чувство коллективизма, человечности, и было кузницей кадров: специалистов и руководителей разного уровня.

 

 

ФОТОРЕПОРТАЖ





Эта статья опубликована на сайте Забайкальское информационное агентство
http://zabinfo.ru/