«Light Music Трио»: Любовь движет не только музыку, но и весь мир

Трое талантливых молодых людей -  Артур Назиуллин, виртуозно играющий на кларнете, Арсений Чубачин с прекрасной  виолончелью и изумительный пианист Владимир Седов, которые приехали в Читу на второй международный фестиваль «Chita Jazz», считают, что нашим миром движет любовь.


Весь вечер они искренне улыбались и шутили, но о музыке говорили серьезно и рассудительно.

- С какой программой выступили на фестивале?

Артур: Мы исполняли джазовые композиции. Но было еще и танго, даже Майкл Джексон. В общем, у вас мы немного поимпровизировали. Могу сказать, что в Чите была специальная эксклюзивная программа. Она сочинялась нами во время перелета. И, несмотря на усталость, нам удалось насытиться энергетикой зала.

Арсений: Кроме программы у нас эксклюзивный и состав. Мы с Артуром друзья с детства. Еще маленькие мы хотели играть музыку вместе, тогда и начали фантазировать. Дофантазировались до того, что в Чите звучал Майкл Джексон. И это хорошо, потому что мне кажется, публике важна разнообразность.

Владимир: Я согласен со всем, что было сказано, добавить, в принципе, нечего. Я считаю, раз играю на определенном музыкальном инструменте, по крайней мере, должен стараться. Понимаю, что все охватить не возможно, но, тем не менее, нужно стараться играть, работать и учиться выражаться в разнообразных стилях. Вот к этому мы все стремимся. Мы совершенно спокойно можем играть старинную, классическую, романтическую музыку, музыку современную, эстрадную, джазовую. Наша цель – самосовершенствование и саморазвитие. У нас академическое образование, но это не мешает нам осваивать другие направления музыки. Это нас объединяет.

Артур: И соединяет.

 

- Есть такое выражение: «Сначала был джаз для бедных, потом для богатых, но всегда оставался для умных», так ли это?

Артур: Считаю, что любая музыка должна быть для всех. Например, говорят, что классическая музыка только для элитарной прослойки общества. Нет, это совершенно не так. Мы стремимся делать наши концерты были для каждого, чтобы любой слушатель, неважно какая у него профессия, понимал о чем  мы играем. Доступность концерта показывает разнообразие программ. Поэтому мы совсем не против на своих выступлениях экспериментировать. В общем, я  не считаю, что определенная музыка для определенного класса людей.

Арсений: Свои концерты мы стараемся делать как можно убедительнее, чтобы нас поняли и услышали абсолютно все слушатели. Ведь любую музыку можно исполнить так, что ее больше не захочется слушать. А почему? Потому что исполнение было не убедительным.

Владимир: И вновь добавить нечего. Действительно, это все так. Кстати, я слышал эту фразу. Могу только сказать, что джаз значит для меня. Джаз – это музыка хорошего настроения. Когда я играю джазовые композиции, когда сажусь за рояль, беру первые аккорды, у меня сразу повышается настроение. А если у тебя соответствующее сценическое настроение, то оно легко передается в зал.

 

- Для кого вы играете свою музыку?

Артур: Хотелось бы для каждого. Хотелось, чтобы нас слушали не только музыканты. Особенно очень рады молодежи – это наша цель, ведь наше трио создавалось с идеей приобщить молодежь к филармонии и к классической музыке. Эта идея сохраняется до сих пор. Поэтому хотелось бы видеть больше молодежи, такой как мы, можно и чуть помоложе.

Арсений: Мы также экспериментируем на таких концертах, как Open Air, который пройдет в Москве 6-7 сентября. Там будут тысячи людей, некоторые из которых может быть,  проходили мимо и не готовились идти на концерт. Именно эта публика самая сложная. Потому что когда человек идет на концерт специально, это всегда проще, а когда он проходит мимо, его надо завлечь, а он, может рэп слушает. Поэтому мы должны так играть, чтобы ему показалось, что мы играем что-то интересное. Мне кажется, это очень важно для поднятия культуры во всей стране, и я бы сказал даже в мире.

Владимир: Можно кстати добавить, что даже с нами случалось такое. Мы экспериментировали и с рэпом.

Артур: Сдал. Я - классический музыкант, играющий джаз и рэп. (смеется)

Владимир: Понятно, что наши корни уходят на столетия назад к мэтрам исполнительской и композиторской школы. Но, тем не менее, мы живем в 21 веке, во время огромного количества новых культур и смещения стилей. Можно, конечно, занимать позицию – мы играем Баха и Моцарта. Но в этом случае мы можем элементарно устареть. А если мы рассчитываем на обширную аудиторию, не только на профессионалов, то, соответственно, нам надо, как минимум быть в курсе. Понимаем, что эксперименты не всегда дают успех. Во многом это рабочий процесс, но через него мы приходим к чему-то особенному.

Арсений: Чтобы все понимали, наша «жена» – это классическая музыка. А все остальное – «любовница», легкие увлечения. Мы пробуем новое, чтобы соскучиться по жене…

 

- Что вас вдохновляет?

Артур: Мы преклоняемся перед мэтрами, но черпаем вдохновение не от исполнителей, а от окружающего нас мира, потому что мы не чужды

бытовых потребностей или любви. Нас вдохновляет любовь, я в этом уверен. Потому что, как говорил мой профессор, музыка и любовь понятия неразделимые. Не важно, какую музыку ты играешь, если ты любишь, любовь – это самое лучшее вдохновение.

Арсений: Вы же понимаете, любовь движет не только музыку. Она движет вообще весь мир, поэтому все это естественно.

Владимир: «Из наслаждений жизни одной любви музыка уступает, но и любовь – мелодия». Александр Сергеевич Пушкин.

Артур: Вот такие интеллигентные у нас пианисты.

 

- Есть ли российский джаз, нужен ли он России?

Артур: Конечно, нужен. Он обязательно должен быть. Например, этому способствует такие потрясающие коллективы, как оркестр имени Олега

Лундстрема, это визитная карточка России. Вообще, каждый из коллективов, будь то созданный только что или уже признанный, обязательно нужен. Все, что не делается, все идет к нам в копилку, в нашу культурную копилку. Хочется, чтобы всего этого было больше.

Арсений: Например, сейчас в России появились такие новые джазовые инструменты, как виолончель. На ней вдруг начали играть джаз. Поэтому в чем-то в России опередили, ведь на Западе пока не догадались, что даже на виолончели можно играть джаз.

Владимир: Может быть, у нас уровень джаза по многим причинам и не соответствует каким-то мировым стандартам, или талантам, как Оскар Питерсен, но ему нет аналогов во всем мире, он уникален. Джазовая музыка пришла из вне и не была для нашей страны естественной, тем не менее, она вышла на очень высокий уровень. Например, есть Денис Мацуев, который очень здорово играет джаз, несмотря на то, что является академистом. Это говорит о том, что мы во многом идем дальше остального мира. Тут можно говорить даже о каких-то внутрикультурных явлениях. Мы восприняли чуждый для нас элемент и сумели его развить до очень высокого уровня. Это достижение, и мы может им гордиться. И это как раз стимул для нас – молодых музыкантов и публики.

Арсений: Я не знаю примеров в Америке или на Западе, чтобы вчера пианист играл Рахманинова, а на следующий день играет джазовую импровизацию «В лесу родилась елочка». Это я имею в виду Дениса Мацуева. Таких нет там.

Артур: Но есть тут.

 

- Чтобы вы пожелали нашим читинцам?

Артур: То, что у вас проходит такое мероприятие «Chita Jazz» – это потрясающе. Ведь любой фестиваль в нашей стране – это очень тяжелое бремя, потому что его достаточно тяжело организовать в виду многих обстоятельств. То, что вы делаете в Чите такой потрясающий фестиваль – это просто счастье, это счастье для вас и для нас. Мы здесь в первый раз, увидели филармонию – прекрасная. Мне кажется, что я уже хочу сюда приезжать, потому что вижу, тут можно что-то делать. Поэтому всех поздравляю и дай Бог, чтобы этот фестиваль жил и развивался.

Владимир: Я соглашусь с Артуром, потому что сам тоже устраиваю у себя на родине музыкальные фестивали. Это очень тяжелое занятие, требующее огромных затрат. Я  желаю, чтобы ваш фестиваль прошел не только в третий, но и в 13-й раз.

Арсений: И чтобы он шел на крещендо, что по латыни значит «восходящее».





Эта статья опубликована на сайте Забайкальское информационное агентство
http://zabinfo.ru/