«Многоточие»: Всем мира и читайте классику

Руставели и Санчес, участники группы «Многоточие» впервые посетили Читу. Этот концерт ожидался поклонниками годами. Живые и настоящие, с реальными текстами и правильными словами. Ребята оказались очень искренними и по-настоящему талантливыми.

 

- Ребята, как встретила Чита?

Санчес: Сначала они что-то думали, а потом подраскачались, так что все нормально прошло.

Руставели: Да все круто было.

 

- Какую ношу рэп-культура занимает в России?

Санчес: Я вообще русский рэп не слушаю. Почти, только пару групп, Sir-J, кое-что из «Триады» и все, список окончен.

Руставели: В данный момент рэп-культура занимает самую массовую нишу. Во всем мире хип-хоп популярен. Вопрос в другом, какой хип-хоп.

 

- Объясните, рэп и хип-хоп одно и тоже, или есть разница?

Руставели: Рэп – это рэп, а хип-хоп – это целая культура, туда входит и граффити, и спорт, это более объемное направление. Сейчас мы вместе с Серегой Смоком, очень крутой пацан, кстати, в теме с 1996 года, мы с ним делаем сайт «Hip-Hop for real». Хип-хоп по-настоящему, там мы расскажем все о хип-хопе, все как есть. Надеемся, что он откроется к новому году.

 

- «Белый рэпер» – миф или реальность?

Санчес и Руставели: Вот они, два белых. (показывают на себя)

 

- Есть у вас кумиры, опытом которых пользуетесь?

Руставели: Кумиров нет, но есть люди, которых мы сильно уважаем за дело. Для меня в русской музыке это «Дельфин». В начале 1990-х на меня оказала влияние его команда «Дубовый гай» и White Hot Ice, который в последствии стал моим хорошим другом. 5 ноября едем вместе с ним в Питер. Он старше меня на год, но в плане творчества, он для меня как отец. Я всегда прислушиваюсь к его мнению.

Санчес: Аналогично, могу еще прибавить «Триаду», их выделяю, так как они южные, как и я.

Руставели: Они южные нормальные ребята, привет, вам, пацаны.

 

- Что бы хотите рассказать своими песнями?

Руставели: Последнее дело, когда объясняют песни. Их надо послушать и понять. Песня открывает людям разные двери, любого человека спросишь, что ты понял в этой песни, он назовет свой вариант. А я если я скажу свою версию, люди просто обломаются.

Джим Моррисон в свое время сказал, любая поэзия, любое творчество – это то, что открывает для вас двери, а в какую из них зайти, должен быть ваш выбор. Я не должен показывать вам на дверь. Я показываю варианты, а вы можете выбрать. Выбор для каждого свой, мы ведь тоже не знаем, откуда это к нам приходит. Мы не знаем эти тонкие материи, параллельные миры, почему некоторые люди становятся творцами, а некоторые нет. Почему творец - Бог, а разрушитель - Дьявол, это такие вещи, которые, как мне кажется, мало, кому дано понять.

 

- Тогда советую посетить и наш дацан.

Руставели: Я думаю, главный дацан, все-таки в Бурятии, где Итигэлов. К нему очень хотелось бы попасть, но, к сожалению, не успеем.

 

Все читайте про Итигэлов, забейте в «Википендию» и прочитайте, может тогда мировоззрение как-то изменится. Это реально какое-то чудо при жизни. Это было так рядом с нами, но нам не хватило всего пару дней.

 

- Что вдохновляет?

Руставели: Лично меня вдохновляют какие-то острые чувства. Поэт и музыкант Дельфин когда-то сказал, что его вдохновляют какие-то жизненные трагедии. Меня тоже. Если у меня все хорошо, я не могу писать, не идет. «Солнышко светит, скачет кузнечик, куда ты бежишь, родной человечек»: как-то пусто это все.

Санчес: Хорошо получилось.

Руставели: Хотя, да, ничего (улыбается).

Санчес: В принципе, согласен. Когда в жизни все хорошо, то все хорошо. Все ровно течет и все устраивает, а когда все идет на контрастах, то вверх, то вниз, тогда и творишь.

Руставели: Когда у тебя что-то происходит трагедийное, плакаться же не пойдешь к братану. Но даже если придешь, и он поддержит, все равно останется внутренняя боль, которую не объяснишь. Это творчество, ты вкладываешь туда то, что не можешь сказать. Твоя боль обволакивается в слова, в итоге, как получается, это людям помогает. Мне часто говорят: «вот именно это у меня было внутри, а я не знал, как сказать. А ты сказал, и мне стало легче». Это прикольно, пока вы есть, мы творим для вас.

 

- Какие планы?

Руставели: В ноябре выходит новый альбом «МноготочиеБэнд» - это живой коллектив. Мы с Саней и еще шесть музыкантов. Там Диджей Хасан, с которым мы начали «Многоточие» в 1998 году. Басист Грелов, который также в 1998 году был с нами. Санин брат Виктор на клавишах. Барабанщик Джей из группы «Жамки» - панк-рокер. Гитарист Гудочек, у нас полностью живой бэнд. В ноябре выходит новый живой альбом «Под асфальтовым небом». White Hot Ice послушал его и сказал: «Руст, это самый добрый альбом, который у вас был».

 

- Надеюсь, вы с новым коллективом посетите вновь Читу?

Руставели: К сожалению, мы понимаем, что организаторам туго, они часто в нули выходят. Поэтому каждый наш концерт может быть последним.

Санчес: Мы все это понимаем, но есть надежда, если альбом станет платиновым, мы будем к вам ездить, раз десять в год. Представляете, как будет круто?

Руставели: А пока как получится.

 

 

- Что вы пожелаете читинцам?

Санчес: Читайте больше умных и правильных книжек, читайте классику. В ней все сказано. Там много умного, интересного и много полезного и доброго. И литературы достаточно. Уделяйте время правильному, читайте классику.

Руставели: И не смотрите пропагандистские каналы. В Украине живут такие же люди, как и мы, наши братья. Нас пытаются разругать. Те, кто все это затеял, думают, что у них в гробу будут карманы, просто не введитесь на эту пропаганду. Там живут такие же женщины, такие же матери, отцы, дети, внуки, наши близкие, друзья, и нам надо сохранить людское общение. Не поддавайтесь на лживую пропаганду. И всем мир. 

 

ФОТОРЕПОРТАЖ





Эта статья опубликована на сайте Забайкальское информационное агентство
http://zabinfo.ru/