Сергей Шурыгин: «Надо много работать и все время учиться»

20 октября исполнилось 50 лет генеральному директору ОАО «ППГХО» - Сергею Вячеславовичу Шурыгину. Полный кавалер «Шахтерской славы», он прошел все ступени профессионального роста – от помощника горного мастера до генерального директора одного из крупнейших предприятий страны. В канун юбилея Сергей Вячеславович поделился с нами воспоминаниями и, конечно, планами на будущее.

 

- Почему Вы выбрали именно профессию горняка?

- Я родился в небольшом горняцком городке Дегтярск в Свердловской области. Мама работала на хлебозаводе, а отец больше 30 лет отработал в местном рудоуправлении, добывал медную руду. Так что в шахте я бывал с детства.

Кстати, отец был против, чтобы я пошел в горный, поддерживал другое направление, которое я тоже рассматривал – «Промышленное и гражданское строительство». Но я его убедил. Аргументы-то простые. Престиж профессии горного инженера в те времена был весьма высок. Горная промышленность развивалась, строились новые предприятия. А со специальностью «Строительство подземных сооружений и шахт», которую я выбрал, можно было работать не только на горнодобывающих предприятиях, но и на строительстве городских подземных сооружений, метрополитенов, военных объектов.

 

- Поступили с первого раза?

- Конкурс был 5 человек на место. Но средний балл моего аттестата составлял 4,8 балла, я очень серьезно готовился, поэтому экзамены не провалил.

Затруднений с учебой я, в принципе, никогда не испытывал. В школе большинство предметов давались достаточно легко. Конечно, тут надо сказать спасибо учителям нашей школы в Дегтярске, мы не заучивали, а, можно сказать, творчески подходили к каждой теме.

Вообще со школьными годами у меня связаны, наверное, самые приятные воспоминания. Класс у нас был очень дружный. Я, кстати, возглавлял комсомольскую организацию класса, а потом и школы, организовывал массу культурных и спортивных мероприятий. С 8 лет мы с друзьями активно занимались спортом, у меня - 1 разряд по лыжным гонкам. Мы вместе ходили в походы, сплавлялись по нашим уральским рекам. Зимой ночевали, зарывшись в сугроб в спальном мешке… Активному образу жизни я не изменяю до сегодняшнего дня. И со школьными друзьями поддерживаю отношения. К сожалению, часто встречаться не получается, жизнь нас раскидала по всему континенту, от Германии до Дальнего Востока.

 

- А как Вы попали в Краснокаменск?

- По распределению, но вполне осознанно. У меня была возможность выбора, ведь учился я хорошо. И производственная практика была хорошая. Первую ознакомительную практику я проходил на Североуральском бокситовом руднике. Остальные практики - в Донецком шахтострое, в основном - на проходческих работах. Дипломную работу писал по реконструкции одной из шахт Донбасса. Побывал я и на производстве в Норникеле, на угольных шахтах Воркуты, Сахалина. То есть, представлял, что на каком производстве может ожидать молодого специалиста и что ожидает от выпускника само предприятие.

В Краснокаменске, на предприятии Покровского, как его тогда называли, работал мой старший двоюродный брат, я с ним общался, консультировался. К нам в вуз приезжали специалисты по персоналу.

Определяющими для меня тогда были понятные факторы – интересная работа, возможность приложить свои знания, зарплата и жилье. Ведь на 5 курсе я женился. Зарплата здесь была намного больше, чем на родном Урале, жилье давали. Мои знания и навыки предприятию тоже подходили. Ведь сама специальность у меня очень интересная, разносторонняя. Кроме технологии подземного строительства мы изучали технологию поверхностного промышленного строительства, технологию добычи полезных ископаемых, что очень пригодилось в моей дальнейшей работе. Уровень преподавания был высочайший, преподаватели сами имели большой практический опыт работы. Например, Борис Федорович Горбунов преподавал технологию проходки шахтных стволов, оборудования проходки шахтных стволов, Александр Наумович Клемперт - энергоснабжение рудников. Уровень такой, что эти знания отложились в голове на всю жизнь. Нас не учили просто запоминать, нас учили мыслить, анализировать. Нас учили основам экономики, сметному делу, формированию сетевых графиков строительства, основам расчета себестоимости экономики предприятия и многому другому. Базовые технические знания, которые дал институт по строительству горных предприятий, не просто помогли быстро освоиться на производстве, но и стали основой дальнейшего профессионального роста.

Всего с моего курса сюда приехали работать 12 выпускников. До сегодняшнего дня из всех нас продолжаю работать только я. И никогда не жалел об этом, даже в самые трудные годы.

 

- Как все началось на комбинате?

- Сперва получили жилье, комнату чуть больше 10 кв.м в доме 214. Потом пришел в ШСУ, к главному инженеру Виталию Афанасьевичу Бурдашу. Он спросил: «Где работал на практике?» Я ответил, что на проходке горизонтальных горных выработок. Бурдаш отправил меня на ствол.

Так что первые три месяца я работал помощником горного мастера, а потом - два года горным мастером на строительстве ствола 5В. В дальнейшем было много других объектов - ствол 12В, горизонтальные горные выработки. Прошел практически все шахтостроительные работы: проходка ствола, армировка, оснащение, строительство горизонтальных горных выработок, поверхностных комплексов, электромеханические работы. Это стало фундаментом моего дальнейшего развития.

 

- Чем занимались после Чернобыльской аварии, когда руководство страны решило, что уран больше не нужен?

- На рудниках №6 и №8 мы тогда прекратили работы, ШСУ выполняло сторонние заказы. Мы работали в Бурятии, Акатуе, Горном Зерентуе. Строили стволы, АБК, бетонорастворные узлы, другие объекты шахтной инфраструктуры. Тут мне очень пригодились не только знания, полученные в институте, но и опыт работы в студенческом стройотряде «Вакгант» на стройках Урала и Казахстана.

Закончилось это, когда грянула перестройка. Мы 100 метров ствола в Горном Зерентуе прошли, а Нерчинский полиметаллический комбинат развалился. Вернулись в Краснокаменск, здесь снова требовалось нарастить объем проходки. Я к этому времени уже был начальником участка, работал на 8 и 9 горизонтах рудника №1, готовил блоки на Антее. Так что после Чернобыля, после перестройки наш комбинат смог вновь стабилизировать работу. А я рос и развивался вместе с ним.

В 33 года стал заместителем главного инженера ШСУ, потом – главным инженером. Нас тогда называли «корпусом быстрого реагирования», бросали на самые сложные объекты, где требовались навыки монтажников и строителей. Ликвидировали последствия размыва фундамента ТЭЦ, работали на Уртуе, на ГМЗ… В эти годы я получил базу знаний обо всех подразделениях комбината.

Потом снова произошел «кризис местного значения», ШСУ решили ликвидировать, передать проходческие участки по другим подразделениям. Я тогда был назначен заместителем директора УГРУ по капитальному строительству, руководил началом строительства рудника №8. Очень пригодились знания, которые дал горный институт, особенно основы технологии добычи полезных ископаемых. И все сложные времена я пережил на комбинате и вместе с комбинатом.

 

- Сергей Вячеславович, я, конечно, понимаю, что у нас – страна равных возможностей. И Вы – яркий этому пример. Но все-таки, может быть, есть какой-то рецепт, как становятся генеральным директором крупнейшего российского предприятия?

- Надо много работать и все время учиться. Не лениться и не бояться приобретать новые знания и опыт и применять их на практике. Когда меня назначили заместителем директора по производству по горным работам, мне практически пришлось переучиваться заново. В мою сферу управления уже входило не только шахтное строительство, но и добыча руды подземным способом, открытые горные работы по добыче угля, известняка, ПГС. Это был трудный, но интересный этап в жизни.

Потом я был назначен главным инженером УГРУ. И снова пришлось учиться, потому что производство нужно было знать досконально. Затем был назначен исполняющим обязанности директора УГРУ, потом возглавил горный отдел объединения, отдел капитального строительства, работал в должности директора по производству, первого заместителя генерального директора. Меня ставили на самые сложные участки, а мне это было интересно. И на каждой должности я ставил перед собой цель – знать мою сферу лучше всех. Я никогда не боялся ответственности, если надо – работал и работаю по 24 часа в сутки.

 

- Какие цели Вы ставите для себя на ближайшие годы?

- Работать. Я отношусь к ППГХО, как к родному дому и должен сделать все, чтобы у нас появилась уверенность в завтрашнем дне, прекратилась текучка, чтобы мы пережили сегодняшние передряги. Для меня они не первые, но, надеюсь, последние.  У нас есть, где работать и что добывать. И сегодня в наших силах сделать ППГХО стабильным и прибыльным. Я хочу, чтобы в нашем городе выросло еще не одно поколение детей. 





Эта статья опубликована на сайте Забайкальское информационное агентство
http://zabinfo.ru/