Группа «Черный Обелиск»: С нашим названием петь про цветочки просто смешно

Московская рок-группа «Черный Обелиск», которая за свою долгую историю возрождалась уже три раза, приехала в Читу с презентацией нового альбома «Революция». Из него музыканты спели всего пару песен, а большую часть концерта, поддавшись настроению поклонников, исполняли проверенные временем хиты.

После концерта корреспонденту «ЗабИнфо» удалось поговорить с Дмитрием Борисенковым, солистом легендарной рок-группы, которая была настоящим музыкальным символом 80-х.

 

- Дмитрий, как прошел концерт?

- Концерт прошел тяжело, если честно, к вам я уже приехал с бронхитом. Но поклонники поддерживают, хотя, что им остается? Либо поддерживать, либо уйти.

 

- В Чите в первый раз?

- Да, вот только город мы так и не увидели, и посмотреть не сможем. Мы приехали сразу к выступлению, и уже уезжаем дальше. График плотный и, действительно сложно, поэтому и бывает так, как сегодня, болезнь дает о себе знать.

 

- Первые песни основателя группы Анатолия Крупнова были написаны под веянием Перестройки, а новый альбом «Революция» под событиями на Украине?

- Нет, альбом отражает общие настроения. Кстати, основная часть песни «Революция» написана далеко до событий на Украине, когда там все завертелось. Сегодня думаю, что у нас, наверное, предчувствие какое-то было. А песню я писал долго.

 

- В последнем альбоме много депрессивных тем, как, например, в песне «Каратель», почему?

- На самом деле, я человек очень позитивный и совершенно не склонен к теме, отраженной в песнях, и мне не свойственно долго переживать. Просто как-то в творчестве все от обратного идет. У нас вообще все песни не очень радостные, поэтому все нормально.

- Почему так пишется?

- Не знаю, я же песни не специально такими пишу, так получаются. Я рад бы написать другие, но не выходит. Если честно, сейчас стараюсь, была даже цель новый альбом сделать позитивным. А то реально, приезжаешь куда-нибудь, и всех в депрессняк вгоняешь. Я понимаю, что есть группы, действительно мрачные, это их фишка. А у нас так просто получается, тем более, с названием «Черный обелиск» петь про цветочки и березки как-то смешно. Тогда уже название менять надо и петь про все, что угодно.

 

- На творчество «Черный обелиск» влияет время?

- Конечно, время влияет на всех. Если оно на тебя не влияет, то ты уже либо труп либо памятник. Оно на всех влияет, по-другому быть не может. И творчество меняется, потому что каждый новый альбом – другой. Но как это происходит, и как пойдет, никто не знает.

 

- С любым настроением нужно выходить на сцену?

- По-хорошему то да, иначе просто сорвешь концерт. Желательно, чтобы у тебя перед выступлением было хорошее настроение, хотя, это не всегда получается. Бывают и проблемы, но обычно они отпускают на песне третьей.

 

- Вдохновляетесь своим же творчеством?

- Скорее людьми, которые приходят на наши концерты, ты просто чувствуешь обратную с ними связь и их энергетику. Когда зритель радуется, ты радуешься вместе с ними, происходит такое коллективное сумасшествие.

 

- Поклонники часто просят спеть старые песни, это обижает группу?

- Есть поклонники, которые всегда бегут впереди паровоза, им вынь да положи. Они первые лезут и сфотографироваться, и им плевать даже на то, что устал, им надо и все. Это просто такой менталитет. Они всегда первые, на дороге, в метро, на площади, в магазине, всегда.

 

- Чита - один из городов с такими поклонниками?

- Есть немножко. Здесь есть оголтелые ребята, в других городах спокойнее было. Но, памятуя о том, какой город был при Советском Союзе, это меня не удивляет.

-  То есть у нас было все очень плохо?

- Самая высокая преступность при Советском Союзе была в Чите, Казани и Набережных Челнах

 

- Вы не верите, что ситуация в городе изменилась?

- Ну почему, верю, изменилась. Просто сейчас очень сложно быть безбашенным и отмороженным. Тем, кто такими были, в 90-х башни все поотшибали уже. Сейчас уже так не получается себя вести.

 

- Как себя чувствует металл в России, нужен ли он стране, или это такое специфическое направление в музыке?

- Естественно, это специфическое направление. Нужен не нужен, не знаю. Например, нужны пирожные стране – нужны, проживет страна без пирожных – проживет. Также и с музыкой, не будет, значит не будет. Есть страны, в которых даже намека на рок нет. Живут же нормально, процветают. Вы слышали когда-нибудь турецкий рок? Я нет, или Югославский рок, может быть, он, и был когда-то, но группы из Черногории, играющих металл, я не знаю.

 

- Ну, а как же идеи рок-н-ролла, протест, свобода?

- Знаете, верить никому нельзя. В том числе, топовым артистам, потому что первые лгуны-вруны, это они, туда можно отнести и «политических проституток», которые играют там, где платят, ведь у многих музыкантов одна цель в жизни – заработать.

 

- Согласитесь тогда с мнением солиста группы «Пилот» Ильи Черта, что рок-сцену захватили «маменькины сынки»?

- Такие группы были и раньше, но если ты «маменькин сынок» и тебе папа башляет, то ты продержишься на сцене совсем не много. Потому что долгий творческий путь требует собственных сил. А за деньги ты не купишь людскую популярность, не получится.

 

- Значит, чтобы стать рок-звездой, нужно долго работать?

- Помните Андрея Ковалева из группы «Пилигрим»? В ж*** группа, и всегда, считаю, была в ж***. Он всегда так пел, и металл у него такой же, один обман. Для малолеток, которые ничего не понимают в жизни. Вроде антураж какой-то, вроде жужжит, шумно и так далее. Человек просто ищет популярности, ему не важно, чем заниматься. Если придет популярность, когда он будет в ж*** давать, значит, будет в ж*** давать. Это просто категория людей такая. Надо будет кого-нибудь завалить, завалит. Человек сделал фестиваль и приперся туда с охраной, мне интересно, покрасоваться перед этими малолетками, или перед нищими музыкантами, какой мотив? На самом деле, таких людей хватает, «я типа на гитарке играл в детстве, давай-ка я и сейчас рубану», они не понимают, что все зарабатывается годами и горбами. Просто так рок-звездой не становишься. И да, любовь народа нужно заслужить.

- Вас часто узнают?

- Бывает, но тут нет ничего такого. Например, как-то я ехал в метро, тут заходят пацаны, достаточно бритые и с видом людей, которые вообще не слушают рок. Сели и пялятся на меня. Я сижу и думаю, почему им так понравился? Вроде бы не 90-е годы, а потом они такие, а вы не из группы «Черный обелиск»? Я говорю «да», и они вдруг, «дайте автограф».  А сами выглядят как будто с какого-то рэп-фестивальчика или пацанской разборки.

 

- Сегодня внешний вид не всегда говорит о предпочтениях в музыке.

- Абсолютно, сегодня на человеке может быть все, что угодно. И это правильно, я лично не понимаю, когда все поголовно, как стадо баранов ходят в одном и том же. Меня это не радует.

 

- Публика изменилась?

- На концертах все стало гораздо интеллигентнее и культурнее. И уже нет такого количества упитых, как раньше.

 

- Вы считаете рэп музыкой?

- С натяжкой. Скажу, что бывает вполне нормальная музыкальная подложка, а сверху бубнежь. Но и из этого кое-что вырастает, например,  Limp Bizkit, поэтому не все так плохо. Любая движуха приводит к заимствованиям, делениям, иначе не получилось бы никакого нью-металла, так и играли бы одно и тоже. Это нормальное развитие музыки, когда она меняется, трансформируется во что-то другое и не стоит на месте.

 

- Многие музыканты говорят, что не правильно объяснять смысл своих песен, слушатель сам должен его понять, согласны ли вы?

- Я открою вам тайну, они сами не знают о чем поют. Потому что им ввалится текст  в голову, и они его просто записывают. У меня также бывает, а уже потом, спустя время сидишь и расшифровываешь, что накалякал. А иногда думаешь, что писал про одно, а тебе говорят, про другое, а ты потом, точно, и про это тоже.

- Вы принимали участие в музыкальной театральной постановке группы «Эпидемия», как это было?

- Все начиналось с Юрия Соколова, который и поднял «Эпидемию». Он увидел людей, вложился в них, и у ребят все получилось. А мне просто позвонили и предложили, не хочешь ли спеть рок-оперу? Я говорю, давайте, спою, мне не жалко. В постановке было много известных музыкантов, проект получился и у парней сразу все в гору пошло.

 

- Вам самому такая музыка нравится?

- Я не очень люблю такой мажорный кавер. Я могу послушать, но это не мое. Хотя, в свое время слушал Хелавису.

 

- Тогда какую музыку слушаете?

- Очень нравятся последние альбомы у «Slipknot» и «Stone Sour», еще группу «Five Finger Death Punch» люблю слушать.

 

- А что-то из русского?

- Особо как-то не слушаю. Коллег по цеху не обсуждаю, ну, пару песен нравится у «Catharsis», у Кипелова и Арии тоже есть несколько интересных произведений, но не все, я не фанат их творчества, но вполне в караоке после концерта можем пойти попеть, хорошие песни. Вырос, как все, наверное, на «Deep Purple», «Led Zeppelin».

Из молодых, мне нравится группа «Третий Рим». Они, правда, слегка интеллектуальны для массовой публики. Потому что, к сожалению, сегодня не группа создает тон, а слушатели. Как и во всем мире, спрос определяет предложение, вот и все. Соответственно, всем нужно что-то попроще и попрямее.

 

- Дмитрий, спасибо вам за интервью, напоследок, чтобы вы пожелали нашим читателям?

- Уважаемые читатели ЗабИнфо, я желаю вам в первую очередь, здоровья, потому что без него вам ничего не будет интересно, ну и удачи в жизни. Все просто.





Эта статья опубликована на сайте Забайкальское информационное агентство
http://zabinfo.ru/